Фото здесь и далее: личный архив

В 2011-м уже уезжали из Беларуси

Тата (производное от Татьяна) из тех белорусов, которые давно интересуются политикой. Вместе с мужем девушка ходила на площадь в 2010-м, а в 2011 году они решили уехать в Чехию, где прожили три года, после чего вернулись в Беларусь.

«Муж сильно скучал по дому, родне и друзьям, поэтому мы решили вернуться. Шесть лет я провела в декрете, а весной 2020-го решила заняться своим делом», — вспоминает женщина.

Начав выпускать футболки с принтами работ белорусских художников, она удовлетворила сразу несколько своих желаний: работать с современным искусством, иметь свое дело и вдобавок помогать художникам.

«Идея пришла ко мне во время посещения одной из выставок в Минске, я увидела интересные работы и подумала, что их можно печатать на одежде. Еще будучи в декрете, я поняла, что не так просто найти качественные футболки с интересными принтами за адекватные деньги, поэтому решила попробовать сама их выпускать. Нашла поставщиков одежды, место, где можно сделать качественный принт, открыла ИП и приступила к работе».

В память врезалась история талантливого художника, покончившего жизнь самоубийством

Картины для принтов девушка искала в Instagram, писала авторам и спрашивала, можно ли использовать их работы.

Футболки продавались по 40—45 рублей за штуку. Часть денег от продажи Тата перечисляла авторам работ.

«Мне в память хорошо врезалась история Захара Кудина, талантливого художника, который покончил жизнь самоубийством. С ним часто рассчитывались бартером, материалами, в результате получилось, что у него были проблемы с деньгами. Мой бизнес в какой-то мере мог помочь поддержать молодых авторов».

Папа начала работать в марте 2020 года, а вскоре в Беларуси стартовала предвыборная кампания со всеми дальнейшими событиями.

«В стране появился большой спрос на протестную символику, продажи шли вверх. Очень хорошо продавались футболки с изображением Евы художника Парижской школы белорусского происхождения Хаима Сутина.

В пиковый период я продавала по 60—80 единиц в неделю. После уплаты всех расходов, включая гонорары авторам, получалось, что с одной майки я зарабатывала около 4 рублей. Выходит, что всего через несколько месяцев после запуска, я могла зарабатывать около 600 долларов в месяц», — подсчитывает собеседница.

С одной стороны, ситуация, сложившаяся в стране, способствовала развитию бизнеса, с другой, у девушки стали появляться опасения, что вскоре из-за такой деятельности к ней могут прийти.

«Особенно остро я начала задумываться над этими вопросами, когда силовики заинтересовались работой symbal.by», — вспоминает девушка.

Тем не менее причиной отъезда из Беларуси послужил другой фактор. Мужа Таты задержали на одной из протестных акций, после чего его стали вызывать на допросы.

«Мужа избили, но дела заводили не за превышение полномочий сотрудниками, а скорее наоборот. У нас было видео, на котором четко видно, что муж не делал ничего противоправного. Там видно, как его били сотрудники. Поэтому адвокат успокаивал, что все должно быть хорошо. Но на всякий случай я удалила все посты, где были упоминания о продаже «протестной» продукции. Однако глядя на то, как развивалась ситуация в стране, мы все равно решили уехать из Беларуси».

Для выхода в ноль нужно продавать минимум сто футболок в месяц

Семья переехала в Прагу, но желание заниматься арт-футболками у Таты не исчезло.

В начале этого года она снова занялась поиском поставщиков одежды, местом, где могут сделать качественный принт, завела новый аккаунт в Instagram, который сейчас ведет на английском.

«Мне интересно этим заниматься, я люблю делать арт-подборки, писать о художниках, поэтому решила возродить это дело в Чехии. Но начало войны в Украине немного повлияло на планы. Сперва я не понимала, как в такой ситуации смогу писать о людях и их творчестве. Война сказалась и на продукции.

Первая партия принтов сделана на украинскую тематику. Это работы украинской художницы. Она выложила их в Instagram и написала, что позволяет использовать. Но я все равно списалась с ней и уточнила, не против ли она, что я буду брать изображения в коммерческих целях, добавив, что я из Беларуси и часть средств, вырученных с продажи, собираюсь переводить на помощь украинцам», — вспоминает Тата.

Футболка с принтом работы украинской иллюстраторки Нины Дживульской

По словам девушки, начать бизнес в Чехии несложно, особенно, если у тебя уже есть ВНЖ. Налоговая система во многом напоминает белорусскую. Также, как и в Беларуси, в Чехии можно открыть аналог белорусского ИП или ООО. Для своего вида деятельности Тата выбрала первое.

«Открывается ИП так же быстро и просто, как у нас. Нужно заплатить 40 евро за регистрацию и выбрать вид или несколько видов деятельности. Далее можно выбирать систему налогообложения. Для меня, наверное, проще всего будет работать по упрощенной системе, если платишь 6% от оборота.

Плюс ежемесячно нужно платить страховые и пенсионные взносы — около 240 евро. Это тот минимум, который ты в любом случае должен заплатить. В Беларуси минимальная сумма, которую ИП должен вносить в ФСЗН, меньше — 168 рублей (около 60 евро). При необходимости можно обращаться за помощью к бухгалтерам, работающим на аутсорсе».

Футболки в ЕС будут стоить дороже, чем в Беларуси — по 30 евро за штуку. Тата не планирует ограничиваться только Чехией, поэтому ее продукцию можно будет заказывать по всей Европе.

Девушка говорит, что для выхода в ноль нужно продавать минимум сто футболок в месяц.

«Это не так уж мало, поэтому я сейчас ищу людей, которые помогут в налаживании рекламы и продвижении. Если дело пойдет и продажи начнут исчисляться сотнями штук, то придется нанимать помощника, поскольку справиться со всем самостоятельно невозможно физически. Это хорошо показали пиковые месяцы работы в Беларуси, когда я продавала по 300 единиц в месяц, работая по 10—12 часов в день. Долго работать в таком режиме было бы невозможно».

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера