Валерий Березовский

Березовский был танкистом: после похорон семье отдали его шлемофон, в котором Валерий руководил танком, а также медали «За воинскую доблесть» и «Укрепление боевого сотрудничества». Сестра Валентина после похорон хранит их на видном месте, рядом с фотографией Валерия: Березовского посмертно наградили орденом Мужества. Его могиле на местном кладбище в поселке Худяково присвоили статус воинского захоронения.

«Я потеряла самого близкого человека, свою надежду и опору, ‒ говорит Валентина Березовская. — Брат был самым лучшим! Помню, вечно говорил, когда какие-то сложности: «Ну, ничего, сеструха, прорвемся». Жил так, что о нем вспоминаешь только хорошее: всегда с улыбкой, отзывчивый, готов был помочь людям в любое время».

Кроме Валентины, которая воспитывает трех маленьких дочерей, у Валерия был младший брат Михаил и 78-летняя бабушка, которая не встает с постели.

Собственной семьи у военнослужащего не было, но именно он был основным кормильцем родственников. Михаил работает неофициально в компании по установке пластиковых окон и зарабатывает совсем немного, а Валентина вынуждена сидеть дома, поскольку у одной из ее дочерей инвалидность.

«Государство платит мне помощь 17 тысяч рублей ($250), — рассказывает Валентина. — У нас с Мишей есть небольшие доходы, но 80% семейного дохода приносил Валера. Он был, по сути, кормильцем в семье, мы напрямую зависели от его дохода. И, конечно, туда он пошел тоже ради нас».

Родственники рассказывают, что Валерий попал в армию сравнительно поздно: в 25 лет пошел на срочную службу, а затем остался служить по контракту. Отслужив четыре года, он вернулся домой в Худяково — типичную российскую деревню с населением примерно 500 человек в 20 км от Иркутска.

Родные говорят, он надеялся найти работу «на гражданке», но сделать это ему не удалось. В деревне всего два магазина, в школу детей возят в соседнюю Пивовариху: большинство жителей Худякова ездят на заработки в Иркутск.

Не имея возможности работать дома, Валерий вернулся в армию: в 2020 году он снова подписал контакт на службу в танковых войсках в Улан-Удэ.

«Он говорил, что ему нравится служить и в армии ему как-то проще, — рассказывает Валентина. — Ну и зарплату, конечно, тоже приносил. Я точно не знаю, сколько у него была зарплата, но примерно тысяч 50, плюс разные надбавки. Не везде столько заработаешь».

«Зимой он позвонил нам и сказал, что едет на учения в Беларусь. Мы тогда догадывались, куда он едет, но говорить об этом было нельзя. Но, конечно, мы были против этого», — подчеркивает Валентина.

Березовский погиб под Гостомелем 5 марта.

«Мне о смерти Валеры рассказал его командир. Они ехали колонной, командир и еще один парень из экипажа сидели на башне снаружи. Валера первый заметил, как в них летит ракета и дал по газам, чтобы увернуться от нее. Начал выводить танк, и в тот момент, когда уводил, дал возможность ребятам спрыгнуть на землю, — рассказывает сестра погибшего. — Когда спрыгивали, один из них получил ранение, потом командир оттащил и перебинтовывал его. Валера в это время вылез из танка и из автомата отстреливался, прикрывая остальных.

Вторая ракета прилетела в танк и осколками нагнала Валеру со спины, после командир перебинтовал и его, оказал первую помощь и отправил к врачам, за 8 километров, но приехав туда, обнаружили, что врачей там не было. Бой состоялся 3 марта, а умер Валера через два дня — 5 марта».

После смерти брата Валентина рассчитывала получить компенсацию за его смерть: как объявлял Владимир Путин, семьи российских военнослужащих, погибших во время боевых действий в Украине, имеют право на выплаты в общей сложности более 12 млн рублей.

Кроме страховки более 7 млн рублей, родным полагается единовременная выплата в 5 млн и ежемесячное пособие, размер которого не называется.

Но оказалось, что компенсация принадлежит только тем, кого закон называет «членами семьи»: детям, жене или родителям. Именно такой ответ Валентине пришел из страховой компании, которая занимается страхованием российских военных.

«Нам сказали, что ни страховки, ни вот этих «новых» выплат… Ничего вам не причитается. Он был кормильцем семьи не по бумажке, а у нас везде нужна бумажка», — говорит Валентина.

Есть проблемы с получением компенсаций и у родственников солдат, которые считаются не погибшими, а пропавшими без вести (таких много среди тех, чьи тела до сих пор находятся в украинских моргах и не вывезены в Россию).

Им не платят 12 млн рублей, а только выдают снабжение солдата, пропавшего без вести.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера