Николай Халезин. Скриншот: ютуб-канал «Жизнь-малина»

О попытке его купить

«Коноплев [помощник Лукашенко] договорился с Лукашенко, что вывезет журналистов на беседу в Степянку в какой-то домик кабинета министров, где бани. Нас было где-то 10—12 журналистов из центральных СМИ. Нас привезли туда, там такой стол накрыт до горизонта — драники, голубцы, уха. Баня натоплена.

И там были разные люди: Наумов, Урал Латыпов, сам Коноплев — все близкое окружение. И они нам объясняли, сидя в парилке или у стола: мол, не надо хвалить — просто не надо ругать, и все будет у всех хорошо.

После это закончилось, и я сказал Коноплеву, что понял формат и за съеденные драники обязуюсь не писать о вас два месяца, а после продолжу жить своей жизнью так, как считаю нужным. Он сказал: понимаю твою позицию.

Кто-то договорился из журналистов, не буду фамилии называть».

О том, почему занимается лоббированием санкций

«У нас [с женой Натальей Колядой] есть определенный статус в Британии и США, там, где мы консультировали их МИДы, начиная с 2006 года. Власти меняются, но в группах остается костяк, который не политический, а функциональный. Не только технический, а даже вторые—третьи лица остаются. И получается, что ты с ними работаешь год за годом. Вот команда Хиллари Клинтон, с которой мы работали над санкциями в 2011-м, — часть этой команды переходит к Байдену, перемещается. И получается, что у тебя контакты постоянные.

Это не твоя работа — это твое желание помочь стране. И для них [стран Запада] оно востребовано, так как ты для них являешься лицом, которое может дать непредвзятую оценку, потому что ты сам не имеешь политических амбиций. У тебя спрашивают, потому что понимают, что ты не крутишься, для того чтобы прорваться куда-то, а просто оцениваешь ситуацию. И если твоя экспертиза срабатывает несколько раз, то к тебе будут обращаться дальше.

Я занимаюсь этим за идею. У меня нет желания быть политиком, и вообще у меня слишком много поводов не быть политиком, не быть государственным чиновником.

Какая может быть финансовая заинтересованность, кроме того, что ты тратишь свои деньги? Вот, например, визит в Америку сейчас — мы сами его оплачиваем.

Мне казалось, я не буду ничем заниматься подобным, так как это отбирает очень много сил, средств. Хотелось больше заниматься семьей и творчеством. А после наступает процесс, как, например, в 2011 году, когда нужно было помочь, чтобы на международном уровне начали давить на Лукашенко. Тогда санцкции введены — и начинают освобождать заключенных. И в этот раз ты понимаешь, что никто больше это не сделает, нет тех уровней связей у людей».

Про сериал «Окрестина»

«Я не верю, что он случится. Потому что так не создаются проекты, которые ты хочешь предложить для HBO или Netflix. Ты должен очень ответственно подойти к созданию творческой группы. У нас, даже когда мы говорим о спектакле, когда мы делаем его на западных актерах, приходят на кастинг люди, которых ты видишь в фильмах как звезд.

Это очень сложная история. Особенно сериал. И начинать нужно со сценария — а тут была идея создания проекта, а после к нему писался сценарий очень-очень быстро, поверхностно. Я не видел еще пилотную серию финализированного монтажа, может быть, она окажется гениальной, но я в это не верю. Я видел такое количество проектов, на которых было гораздо больше денег, гораздо больше известных людей, просто целая пачка, творческая группа, которая до этого сняла покруче проекты. И эти проекты обрушивались просто потому, что непросчитанная ситуация.

Если ты хочешь снять Окрестина, то не пытайся сам продюсировать, так как существует Бо Уиллимон (это который продюсировал первые три сезона «Карточного домика»). Он имеет бэкграунд, но ему не было предложено «Окрестина». И он сейчас снимает с Петром Верзиловым в Киеве документальный фильм.

Так как Уиллимон имеет политическую визию, имеет класс и имеет опыт. Он сам работал на политических проектах и как пресс-атташе, и как методолог, и как консультант. И когда ты выбираешь такого человека, ты понимаешь, что он не проколется, потому что он понимает контекст. И внутри этого контекста он понимает, как работать на высоком уровне, как начинать переговоры с Netflix, когда ты уже пилот готовишь с крутыми актерами».

Про Тихановскую

«Познакомился по телефону. Это произошло на третий день, после того как она выехала из Беларуси, когда нужно было помочь с написанием текста для первого заявления о лидерстве. Мы разговаривали по телефону, она была в очень тяжелом психологическом состоянии. Пережив этот ад, она оказалась такой молодчиной.

Это единственный человек, который на сегодняшний момент имеет мандат доверия белорусов. Это человек, который доказал, что он в состоянии невероятно эволюционировать. Я был удивлен, каждая наша с ней встреча — у меня ощущение, что каждый раз разговариваю с новым человеком, который проходит апгрейд за апгрейдом. И есть какие-то вещи, которые, как мне казалось, невозможно усваивать так быстро, а она это делает. Она постоянно включена в процесс».

Клас
83
Панылы сорам
4
Ха-ха
3
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера