Уничтоженная российская техника в Украине. Фото: Rodrigo Abd / AP

Как можно оценить то, что сейчас происходит на войне в Украине?

— Закончилась битва за Киев — это была самая амбициозная и недостижимая цель России. Последние две-три недели [российская армия] сфокусирована на Донбассе и отдельных частях юга Украины. Россия захватывает какие-то территории, но неясно, что будет происходить в дальнейшем. У Украины построена хорошая защита в [восточном] регионе, а Россия уже понесла серьезные потери, что осложняет наступление. 

Как будет развиваться ситуация, не до конца понятно, но не думаю, что Россия сохранит значительную часть [оккупированных] территорий. А дальнейший захват может осложниться из-за поставок от НАТО [в Украину]: высокоточное оружие, барражирующие боеприпасы — все они крайне эффективны. 

Сейчас любой возможный ход Путина связан с рисками. Например, при решении о мобилизации он несет большие внутриполитические риски. Также непонятно, насколько эффективными будут резервисты и новобранцы.

Но без объявления о мобилизации России будет тяжело продержать войну в текущем состоянии [даже] до осени. Российская армия понесла тяжелые потери и будет продолжать терять войска.

Не думаю, что в таких условиях Украина пойдет на какие-либо серьезные компромиссы. Не факт, что она согласится на деэскалацию конфликта даже при попытке деэскалации со стороны России. На мой взгляд, в этом случае Украина, возможно, может отвоевать Донбасс — даже вместе с территориями, которые до 24 февраля были под контролем России. 

Так что ни один из этих вариантов развития событий не будет хорошим [для Путина]. Но наиболее вероятная ситуация в ближайшее время — это продолжение примерно того, что происходит сейчас. На протяжении следующего месяца линия фронта не будет значительно сдвигаться, но будет вестись активный артиллерийский огонь.

— Похоже ли все это на то, что Путин решил вести длительную войну на истощение? 

— Проблема России в том, что если бы она сосредоточила все свои военные силы и использовала эффект неожиданности во время первых двух недель войны, а также выжала максимум из своего командования, то, вероятно, смогла бы достичь большего успеха. Все это очень сильно ударило бы по армии Украины. 

Разрушенное после российского нападения село Бышев под Киевом, 27 марта 2022 г. Фото: Rodrigo Abd / AP

Еще одна проблема в том, что армия РФ уже страдает от сложностей с поставками. И особенно страдают подразделения, совершающие военные маневры: ВДВ, морская пехота, спецназ. Все они уже понесли большие потери. 

Если Россия понесет еще больше потерь среди этих подразделений, то возникает вопрос: как Россия будет хотя бы удерживать занятые позиции при наступлении украинских сил? Наиболее вероятный сценарий — постройка оборонительных укреплений с обеих сторон и учащение артиллерийского огня. И, скорее всего, все это станет войной на истощение.

— России удалось решить хотя бы часть проблем в снабжении армии, которые были в начале вторжения?

— Главной проблемой в начале войны стало то, что большинству российских военных частей не сказали заранее, что они отправляются на войну. Решения, принятые в тот момент, не учитывали планирование поставок на столь длительный срок. Поставки частей для техобслуживания, воды, пищи обычно планируются заранее, но времени на планирование, видимо, не дали. Такой ход очень повредил логистике.

Еще один важный аспект заключается в том, что план вторжения включал в себя очень много направлений наступления, для которых тяжело поддерживать логистику одновременно. В каком-то смысле, сместив фокус на Донбасс, России удалось выправить логистику. Возможно, она стала лучше просто за счет уменьшения области военных действий, но все еще может иметь существенные недостатки. 

— В сети много информации о плохом снаряжении российской армии — фотографии просроченных сухпайков и так далее. Это так?

— Российские войска не так уж хорошо снаряжены. Например, они до сих пор используют весьма устаревшие танки Т-72. Еще одна из слабостей [российской армии] в том, что у них недостаточно приборов ночного видения, особенно у личного состава. В целом могу предположить, что снаряжение российского солдата сопоставимо со снаряжением украинского. 

Еще одна из обсуждаемых проблем в армии РФ — это линии коммуникации. Они не в лучшем состоянии, они не могут эффективно использовать зашифрованные радиопередачи. Кроме того, у России практически нет высокоточного оружия, так что бомбардировки происходят с использованием неуправляемых ракет. Их нужно пускать ближе к цели в сравнении с высокоточным оружием, также их применение осложняет или задерживает проведение военных маневров. Возникают вопросы, насколько современно оснащены войска РФ и насколько сильно оснащение войск НАТО их превосходит.

— Западные чиновники и СМИ говорят, что 9 мая Россия может начать мобилизацию. Может ли это изменить ход конфликта? По вашей оценке, достаточно ли у России ресурсов, чтобы обеспечить всех новобранцев оружием и обмундированием?

— Мобилизация позволит России продолжить войну, но непонятно, поможет ли она в наступательных операциях. Ведь для них требуются обученные военные подразделения. [После мобилизации] станет возможно удерживать захваченные территории, выполнять работу в тылу, но это не позволит выиграть войну. 

При этом я уверен, что у России есть необходимое оружие. Но хватит ли хорошего снаряжения, обуви? Кроме того, вопрос не в том, как много у России танков, а как эффективно они могут их использовать. Танки готовы выехать по первому зову? Или для выезда им потребуется несколько недель? Это неясно. Также непонятно, из кого будет состоять командование [мобилизованными]. 

<…>

Подразделения РФ не обладают большим количеством легкой пехоты. В российских отрядах наблюдается по два пехотинца на каждое транспортное средство против положенных пяти-шести.

Это значит, что когда вы попадаете на территорию города, то возникает нехватка пехоты для движения по улицам, а таким образом проводить операции в городских зонах очень непросто. Именно здесь может пригодиться ополчение — чтобы снабдить армию легкой пехотой. 

— То есть пехотинцы наиболее важны во время боев в городах? 

— Да, особенно в городах, но не только. Недостаток пехоты увеличивает риски для танков и другой тяжелой техники. При наступлении полезно расположить пехоту перед транспортной единицей, чтобы защищать ее. Иначе транспорт будет очень уязвим для огня «Джавелинов», NLAW, РПГ и других подобных систем.

Клас
66
Панылы сорам
2
Ха-ха
7
Ого
3
Сумна
Абуральна
1

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера