— По данным исследования ВЕROC, более половины населения Беларуси ощущают снижение доходов, 20% людей уже сегодня экономят на еде. К каким последствиям это приведет?

— Доходы снижаются очевидно, доля респондентов, которые говорят об этом, достаточно высокая — выше, чем среднестатистическая. Поэтому можно считать, что начало экономического кризиса уже заметно отражается на доходах.

Экономия на еде связана не только с падением доходов, но и с ростом цен. Продукты дорожают быстрее, чем другие товары. Соответственно, экономия на еде — это одна из основных стратегий, которые используют белорусы, когда сталкиваются со снижением доходов.

Это означает снижение качества жизни для одиноких белорусов, которые в среднем расходуют на еду почти 40 процентов дохода. Для уязвимых категорий, таких, как пенсионеры, семьи с двумя и больше детьми, это еще большая доля расходов.

Экономия на еде также приводит к ухудшению здоровья, потому что люди потребляют меньше белков, овощей и фруктов, больше простых углеводов и жиров.

Снижение доходов запускает экономический цикл. Большой процент респондентов, участвовавших в исследовании, на вопрос, хорошее ли сейчас время для крупных покупок, ответили «нет».

Это отражает то, что называем потребительскими настроениями.

Люди не будут покупать товары длительного пользования, отложат покупки до последнего. Если еще полгода назад думали купить холодильник, теперь они будут ждать, пока техника не сломается. Это снижает общий спрос в экономике.

Люди начинают больше экономить, меньше потреблять, даже если их доходы еще не уменьшились, и это влияет в общем на спрос в экономике. Это значит, что беднее становятся производители товаров и услуг. И это, в свою очередь, запускает снижение доходов уже других слоев населения.

— Бизнесмен Кнырович считает наиболее вероятным сценарием для смены режима в Беларуси хлебные бунты. Как вы оцениваете такую перспективу?

— До голодных бунтов нам, к счастью, все еще очень далеко. Этого не будет, потому что мы видим, что существенного дефицита на продуктовом рынке не случилось и, даст бог, и дальше не случится. Уровень доходов сейчас гораздо выше, чем был в 90-х или в нулевых, поэтому нельзя ожидать всплеска голодающих.

Что действительно несет в себе риски — это безработица. У нашего государства есть большой пробел. Оно привыкло бороться с безработицей предоставлением всем рабочих мест на госпредприятиях.

Мы видим, что госпредприятия испытывают проблемы, но они продолжают людей из последних сил не увольнять, переводить их на сокращенную рабочую неделю, выплачивать зарплаты не полностью, снижать их, но, тем не менее, увольнения не происходит.

Это помогает на коротких забегах, каким был ковидный кризис на протяжении двух месяцев. Сейчас мы наблюдаем более длительный кризис.

И тут возникает два нюанса. Первый — непонятно, смогут ли госпредприятия обходиться без увольнений, и насколько они смогут финансово поддерживать занятость. Во-вторых, этот подход полностью исключает частный сектор, в котором занята почти половина трудоспособного населения.

Мы видели и во время пандемии ковида то, что у тех, кто был занят в частном секторе, доходы падали гораздо быстрее. И такое же может случиться и сейчас.

Я бы скорее ставила не на забастовки шахтеров, хотя и это может случиться, а на то, что большое количество людей, которые были заняты в частном секторе, будут сталкиваться с безработицей. Вызовет ли это протесты — не знаю.

Уверенности в этом нет никакой. Но то, что будет большая социальная проблема, и на фоне отсутствия пособия по безработице и целенаправленной политики по поддержке этой категории населения это будет приводить к серьезному провалу в доходах, к бедности.

— Как вы считаете, смогут ли белорусские власти решить проблемы связанные с обнищанием населения и безработицей?

— Полностью погасить эффект санкций и потери экспортных рынков, с которыми мы сейчас сталкиваемся, власти не смогут. Каким-то образом смягчить социальные последствия — тут есть подходы.

На самом деле что-то уже начали делать. Открыли границы, чтобы люди могли съездить за более дешевыми товарами или заработали на приграничной торговле. Отменили контрсанкции на ввоз продовольствия — не на все товары, но на самые чувствительные.

Отменили очень низкий лимит на международные пересылки, чтобы люди могли себе заказывать дешевые товары с «Али-экспресс». То есть мелкие шаги делаются. Но, боюсь, их будет недостаточно. Нужна целенаправленная политика занятости в частном секторе. Нужны пособия по безработице. Всего этого в Беларуси нет.

Клас
10
Панылы сорам
5
Ха-ха
Ого
Сумна
2
Абуральна
4

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера