«Попросили подтверждение в компании, что они не будут передавать оборудование в оккупированный Донбасс»

Валерию 30 лет (имя изменено), он работал менеджером в фирме, которая занималась торговлей оборудованием для медицинских учреждений. Производитель — одна из европейских стран.

«Я имею высшее образование, ученую степень. Четыре года назад ушел из государственного научного учреждения из-за низкой зарплаты. Получал там 200—250 долларов как молодой специалист в области микробиологии. После устроился в фирму, в которой зарплата выросла в пять раз», — говорит он.

Сначала производитель попросил подтвердить, что заведения, куда продавали оборудование, не связаны с силовыми структурами, военными. А также попросил подтверждение у компании, что они не будут передавать оборудование в оккупированный Крым и Донбасс.

«Я волновался, но был уверен, что с этим все нормально. Оборудование это для простых пациентов, часто с редкими болезнями, обычно на это санкции не распространяются», — говорит он.

Несмотря на усилия компании, никаких отгрузок, начиная с 24 февраля, не было даже по старым контрактам.

«Более того, производитель приостановил договор в одностороннем порядке, ссылаясь на форс-мажорные обстоятельства. Зарплату они, конечно, выплатили, плюс еще за три месяца вперед.

Сама фирма работает. Франция и Китай еще поставляют в Беларусь, но мое направление закрыто», — говорит мужчина.

Новую работу Валерий сейчас не ищет. Он готовится к переезду в Украину.

«Хочу там жить и работать. Мне кажется, что попасть туда не сложно, проблемно будет получить временный вид на жительство. Но все это менее сложно, чем жить в стране, с которой пускают ракеты», — подытоживает он.

«Доход был 500 долларов, а сейчас 600 рублей»

Алексею (имя изменено) 23 года. До начала войны парень работал на спортивном сайте, который финансировала букмекерская украинская компания FavBet. Алексей ставил новости о событиях в белорусском спорте.

«Открылся этот сайт в 2020 году за три недели до начала коронавируса. Тогда сразу пришел к ним на работу. Во время выборов в Беларуси у нас украинцы спрашивали, что мы собираемся делать в таких условиях, хотим ли уезжать. Но тогда таких желающих не было, решили работать, пока будет интернет. Связанное что-то с политикой, конечно, ничего не писали ни об одной стороне, ни о другой, чтобы не привлекать внимание. Так мы продержались до 24 февраля», — говорит он.

Почти что все руководство сайта находилось в Украине. Они смогли выйти на связь с сотрудниками из Беларуси только через три-четыре дня после начала войны.

«Часть из них была уже тогда в территориальной обороне, а остальные сидели в киевском метро, — рассказывает Алексей. — Им, очевидно, было не до работы, но и что делать с нами они не знали, потому что проект терять не хотелось.

В начале марта руководство приняло решение, что в связи с тем, что Россия и Беларусь агрессоры, они закрывают букмекерскую контору в Беларуси, а вместе с ней сайт. Вообще, они предлагали найти спонсора для сайта. Даже не были против, если это будет кто-то из России. Но мы так поступать не хотели».

О том, что будут закрывать сайт, сотрудникам сказали заранее. Зарплату, которую должны были выплатить 25 февраля, перечислили только через два месяца — в середине апреля.

«Мы надеялись, что все может решиться. Тогда еще переговоры начались между Россией и Украиной. Но, к сожалению, ничего не изменилось», — делится он.

Через пару недель Алексей начал искать другую работу. Нашел ее довольно быстро в этой же сфере. Но зарплата здесь оказалась в два раза меньше, чем на предыдущем месте.

«Доход был около 500 долларов, там зарплата была к валюте привязана. Сейчас — 600 рублей», — рассказывает он.

Алексей не жалеет, что так получилось, ведь прежде всего его волновало не то, что теряет он, а что происходит в Украине.

«Уволили почти полову сотрудников, но не отказалась от расходов на праздники»

Александре 26 лет, она работала маркетологом в частной фирме. Девушка занималась организацией мероприятий и участия компании в профильных международных форумах, выставках, большинство которых проходило в Украине и Казахстане.

«Бизнес существовал в трех регионах: в Беларуси, Украине и Казахстане. После 24 февраля мы потеряли направление в Украине полностью. А руководство Казахстана решило делать совершенно отдельную компанию, со своим директором, маркетологом. Защитить этот бизнес от военных рисков было невозможно. В самом начале даже было невозможно понять, что будет с Беларусью», — замечает она.

В результате произошли большие сокращения. Уволили почти половину сотрудников компании.

«Причина — «изменение условий труда». При этом фирма не отказалась от других расходов, например, на праздники и мероприятия. Место было классным, но поведение руководства после начала войны максимально удивили и огорчили.

Зарплату выплатили, а компенсацию, насколько я знаю, только мне за один месяц. Эйчары всем говорили, что компенсации они не обязаны платить, хотя это неправда. В текущих условиях, как все было озвучено, людям должны были компенсировать один месяц. Кажется, этого удалось добиться только мне, когда я упомянула, что эту информацию мне подтвердила знакомая юрист», — говорит Александра.

Сейчас девушка ищет вакансии в той же сфере. Предложения с такой же зарплатой (она была средней) есть. Проблема в другом — сейчас очень много людей ищет работу.

«В приложении видно, например, что написала я и еще 60 человек. Работодатели на собеседованиях добавляют дополнительные этапы, так как много кандидатов», — описывает она.

«Зарплату за февраль выплатили, а компенсацию — нет»

Ангелине (имя изменено) 25 лет, девушка работала в частной компании редактором-сценаристом. После начала войны руководство сообщило сотрудникам, что дальше оплачивать их работу они не смогут.

«Генеральный партнер по этическим соображениям отказался сотрудничать с офисами в России. А они заказывали у нас продвижение в Беларуси. Соответственно, зачем им что-то продвигать, если пути поставки контента заблокированы?» — объясняет она.

В итоге всю работу поставили на паузу. Сотрудников отправили на месяц в отпуск за свой счет.

«Зарплату за февраль выплатили, а компенсацию — нет, — говорит Ангелина. — Я была тогда в таком сильном эмоциональном потрясении от того, что началась война, что ситуация с работой меня вообще не волновала.

Решила, что этот месяц — хорошая возможность, чтобы прийти в себя. От осознания, что я живу в стране-агрессоре, было плохо. Это все вынужденная мера, я готова пожертвовать. Особенно если это возможность для свободной Беларуси».

Через месяц Ангелину попросили вернуться на работу. Вот только предложили быть фрилансером.

«За этот месяц я приняла решение уехать из Беларуси. Работаю дистанционно. Можно сказать, что официальное место работы я потеряла. Конечно, зарплата изменилась, стала меньше. Сейчас мне платят конкретно за каждый сценарий, а не за работу в штате».

Читайте также:

«Мы «должны» государству? Тогда и государство мне должно». Снытина — про чиновников, свой магазин мерча и то, почему верит в победу

Британский маркетплейс купил стартап белорусов Wannabe за 29,4 млн долларов

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера