Иллюстративный снимок

«Это была моя первая любовь»

Екатерина познакомилась с Александром в 2020 году на протестах в университете, после у них быстро завязались отношения. Парень был старше ее на 6 лет, девушке на тот момент было 20.

«Я никогда в жизни не влюблялась. И уже даже не верила, что могу. А тут он. Первый раз мы увиделись на студенческом сборе, обсуждали, что нам нужно делать в ситуации, которая происходила в стране.

Не знаю, как вам объяснить, но мы сразу посмотрели друг на друга, начали улыбаться, пробежала сильная искра между нами. И это еще даже не зная, как кого зовут.

Потом узнала, что он учится в магистратуре. И еще подумала, что ничего себе, ученый. Помню, что когда расходились, пробежала мысль в голове, что меня ждут с ним какие-то приключения. Очень красивый парень был, нарасхват».

Как говорит Екатерина, жили они вместе с этой искрой долгое время. Часто виделись, флиртовали, но ничего дальше этого не заходило. Девушка очень сильно влюбилась, сдерживать своих чувств больше не могла.

«Я видела, что я ему неравнодушна. Все наши друзья спрашивали, когда мы переспим, потому что уже надоели так ходить и смотреть друг на друга.

У меня еще была такая мысль, что вот у него работа государственная, а я больше в оппозиции кручусь. Он, безусловно, был за перемены, но пожертвовать своей жизнью ради этого не хотел.

Иллюстративный снимок

Однажды, после очередного обсуждения, что мы, студенты, можем сделать сейчас для страны, чем помочь, я его пригласила к себе в гости. Уже к этому времени я замечала, что он боится серьезных отношений. Но и мне тогда ничего такого не хотелось, так как не знала, как сложится моя жизнь.

Он тогда ко мне пришел, и мы занялись сексом. Причем без какой-либо предшествующей коммуникации. Кстати, он был первым парнем в моей жизни. Было ощущение, что мы настолько «наговорились» и настолько хотели друг друга, что больше не могли», — рассказывает она.

После такой встречи Екатерина и Александр начали встречаться чаще, но с коммуникацией не получалось. Что парень, что девушка были очень заняты: учились и работали.

«Так мы встречались на секс и ужин до начала весны 2021-го, — говорит она. —

После я начала замечать, что он имеет какой-то особый статус в университете. С администрацией много разговаривает, на государственных мероприятиях бывает. Не высказывается, просто отсиживается, но меня это, конечно, задело. Влюбленность была сильнее, не слишком обращала внимание на его дела. Может, надо было.

Разговаривали с ним, говорил, что не хочет уезжать из страны. А мне уже было трудно оставаться в Беларуси, психологически тяжело. Каким же наркотиком он для меня стал. Никогда не думала, что можно быть такой зависимой от человека».

Так пара встречалась до лета 2021-го. Потом Екатерину посадили на 20 суток за участие в митинге. Когда она вышла из Окрестина, решила, что будет уезжать из страны. Ей очень хотелось услышать, что Александр тоже поедет с нею, но так не случилось. Парень остался в Беларуси.

«Мы встретились после моих суток. Я сказала, что буду уезжать, а он просто спокойно это принял. Теперь понимаю, что чувствовала в этих отношениях я одна. У него ко мне, видимо, ничего не было. Просто секс», — объясняет девушка.

Сначала Екатерина поехала на месяц в отпуск в Европу. Потом думала вернуться в Беларусь, а только потом уехать окончательно.

«Помню, как я сажусь в самолет до Москвы, чтобы там пересадку сделать, и понимаю, что я его больше не увижу, что я не вернусь, — плачет Екатерина. — Как же мне было больно, это была моя первая любовь.

Написала ему сообщение, что не буду возвращаться. Он стал спрашивать, почему. Ответила, что боюсь. С тех пор мы и не виделись, прошел год. Для меня, конечно, эта разлука стала трагедией. Он еще некоторое время что-то писал мне, но я сказала, что не надо, хочу забыть об этом все».

Забыть удалось у Екатерины не сразу. Девушка смогла пережить такую разлуку только через полгода.

«Знаете, до этого дня вспоминаю, как нам было классно. Он мне очень нравился, у него поведение не парня, а мужчины.

За этот год у меня никого не было. И я теперь еще больше боюсь влюбляться».

«В 2010-м на площадь тянула я, а в 2020-м он меня»

Ирине и Александру (имена изменены) 32 года. За последние несколько лет они переезжали два раза. Сначала из Беларуси в Украину, а потом оттуда в Польшу.

Они вместе сидели на сутках в 2020-м, пережили политэмиграцию и стали беженцами. Ирина говорит, после всего этого они точно не разойдутся. Такие приключения только укрепили их отношения. Мелочи, по которым они могли ссориться в Минске, отпали.

«Помню, что все на тему ремонта не могли договориться. Его мы делали пять лет, не закончили, уехали. Столько ссорились! А сейчас мне достаточно того, что муж жив и рядом. У нас значительно улучшили отношения после всего этого. Смысл спорить, что там какая-нибудь ложка непомыта?» — делится она.

Иллюстративный снимок

Ирина познакомилась со своим будущим мужем в 2006 году в летнем лагере в Евпатории. Тогда они еще были подростками. Любовь получилась на всю жизнь. 

До 2021-го пара жила в гражданском браке, но из-за отъезда решила расписаться. 

«Как-то штамп в паспорте не был нужен. Что это меняет? А вот уже когда поняли, что будем уезжать, решили расписаться. Хотели это сделать 25 марта, но дата была занята, пошли 24-го. Есть семейная шутка, что день неволи — 24 числа, а День Воли — 25 марта», — улыбается женщина.

Рисунок, который сделал Александр для Ирины. Фото: личный архив

Также Ирина «приучила» мужа следить за политическими событиями в стране. До знакомства с женой он этим особо не интересовался. В 2010-м Ирина потянула Александра вместе с собой на протесты.

«Тогда спорили, нужно ли идти на площадь, — вспоминает Ирина. — Саше идея не нравилась. Он считал, что ничего не изменится от того, что мы выйдем. Какой смысл? А я настаивала, что все равно надо. И он пошел, чтобы присматривать за мной. Но уж когда попали на площадь, то я больше кипишировала, а он был спокоен.

Думаю, что на меня повлияли истории моих дедов, которые были репрессированы в советское время. Кстати, в том же 2010 году я начала разговаривать на белорусском языке. Но долго не продержалась, быстро сломалась. Сейчас к этому возвращаюсь».

В 2020-м на митинги Ирину уже вел Александр. Однажды их вместе задержали.

«Это было 4 октября 2020 года. Мы с людьми стояли в сцепке, очень трудно было вытащить оттуда кого-то. Тогда омоновцы сказали, что женщины могут идти. А я осталась. Посмотрела на мужа и так решила. Сели на 10 суток вместе.

У мужа хронический бронхит, очень громкий кашель. На Окрестина друг друга не видели, но я слышала, как он кашляет. Значит рядом, живой. После этого случая меня больше никогда не раздражал его кашель.

Было очень мило, когда муж захотел передать письмо из своей камеры в мою. К сожалению, мне его отдали только тогда, когда я выходила. Там было несколько строк, написанные карандашом, на огрызке бумаги. Такие слова: «У меня все хорошо. А как ты там, мяу?» И нарисовано крохотное сердечко», — вспоминает она.

Не удалось только вместе у Ирины и Александра пересечь украинско-польскую границу после начала войны.

«В машине было одно свободное место. Я отправила мужа, сама подумала, что я девочка, меня подберут. Так и произошло в итоге. Ехали четыре дня. Только переписывались, спрашивали, как у кого дела.

Я чувствую, что мы будем ссориться, когда придет время возвращаться в Беларусь. Ему комфортно в любой стране, он более космополитичен. Тяга к родине — это по моей части. У меня просто есть планы в новой Беларуси. Хочу, например, выкупить автозак, раскрасить его яркими цветами и продавать в нем хот-доги. Чтобы таким образом «исцелить» в людях страх к ним. Муж поддерживает такую идею, но насчет возвращения у него есть сомнения», — подытоживает женщина.

«Всегда будет момент соблазна заняться сексом с кем-то другим»

Надежде 38 лет. Она уехала в США в сентябре 2021-го. Семья женщины получила гринкарту.

Дочь Надежды переезжать категорически отказалась: она окончила одиннадцатый класс и собралась поступать в университет. В итоге муж остался в Беларуси до момента, пока их дочь не станет совершеннолетней.

«Там действуют ограничения по срокам въезда по гринкарте, нужно было, чтобы кто-то из нас обязательно попал в США. Причина, по которой я решила переезжать, — все события, которые произошли в Беларуси за последние два года. Чувствовала себя в какой-то клетке.

Иллюстративный снимок

Муж работает доктором в Беларуси, полная загруженность сейчас. И работу ему трудно оставить, поэтому поехала я», — объясняет Надежда.

За эти девять месяцев, что она не виделась с мужем, их отношения значительно ухудшились. На них повлияло отсутствие секса.

«За это время здоровому человеку можно с ума сойти, — говорит она. — Трудно хранить верность. Всегда будет момент соблазна, чтобы заняться сексом с кем-то другим. Я сказала мужу, что если он с кем-то переспит, то я даже об этом знать не хочу, пусть в этом плане только голову на плечах имеет. Это я о том, что нужно предохраняться. Пожалуй, здесь даже мужчине тяжелее.

Сама я живу в небольшом городе, где много религиозных людей, и если я пойду гулять, то это сразу станет известно местному обществу. Не хочу, чтобы смотрели косо. Тем более надеюсь, что уже через несколько месяцев мы с мужем увидимся и будем жить вместе».

Вторая проблема, влияющая на отношения, — отсутствие полноценной коммуникации. Между Беларусью и США большая разница во времени, тоже бывает плохая связь.

«В целом мы всегда на связи в телеграме. Созвониться можем в лучшем случае раз в неделю, но обычно реже. У меня тут две работы, а муж доктор, у него много смен. Просто стараюсь как-то отключиться и думать, как оно будет, когда он приедет. Живу в надежде на скорую встречу.

Я очень семейный человек, не хватает тактильности. Мне важно обниматься. Здесь общество совсем другое, можно знак на себя повесить, что тебе это нужно, и все вокруг будут подходить обнимать. Но это не то, не семья. Не хватает быть в окружении людей, которым я доверяю и люблю. Это никак не компенсируешь», — рассказывает она.

Пока Надежда не думала о том, что на расстоянии они с мужем могут разойтись. Она считает, что с ними такое не произойдет. У них большой стаж отношений — женщина познакомилась с будущим мужем, когда была подростком. Она знает его уже 23 года.

«Конечно, мы не застрахованы от этого. Я влюбчива, но мой муж — единственный человек, который может быть. Чтобы расстаться со мной, у него должны быть очень серьезные отношения. Могут быть вольности, но на них мне все равно. Мне достаточно того, что я называю его своим мужем, а он называет меня своей женой. Я не хочу заводить никаких других отношений, потому что эти мне дорогие.

Я не знаю, нравится ли моему мужу приезжать сюда, но он собирается», — говорит она.

Отношения с дочерью у Надежды тоже непростые. Девушка хочет, чтобы мать была рядом с ней.

«Дочь — сложный подросток, не знаю, понимает ли она мои аргументы, почему я здесь, а она там,

— переживает женщина. — Конечно, я хотела бы, чтобы она была здесь. В Беларуси у нее бойфренд, возможно, еще поэтому она остается там. Надеюсь, она поймет и простит меня. Я это все делаю для того, чтобы у нее был шанс что-то изменить в жизни. Не хочу, чтобы она уперлась в то, что менять что-то хочется, а возможности нет».

Не приняли выбор Надежды и ее родственники. Женщина говорит, что они не понимают ее мотивы.

​​»Для меня это был вариант не поддерживать происходящее в Беларуси, — объясняет она. — Родные считают, что я неправильно сделала. Говорят, надо жить в семье».

Читайте также:

«В моем окружении много людей, у которых элементарно нет секса месяцами, а то и годами»

Клас
23
Панылы сорам
23
Ха-ха
31
Ого
51
Сумна
46
Абуральна
52

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера