Екатерина Воробьева и Алексей Голиков. Коллаж из видео-интервью

В начале интервью редактор «Единства» признается, что не хотела говорить с Голиковым, так как думала, он может быть шпионом. Но дальше разговор пошел.

Воробьева начала с недовольства тем, что ее газета в третьем эшелоне при организации принудительной подписки: сначала в рабочих коллективах требуют подписку на республиканские издания, потом на областные и только в последнюю очередь — на районные.

И бумага, мол, плохая — печатаются в Витебске, так как в Борисове хоть и есть типография, но «в ней нет станка».

После обсуждения проблем издания блогер с журналисткой прошлись по местному парку, в котором и две девушки, и две пенсионерки фыркнули на вопрос об удовлетворенности состоянием парка.

«Он не очень, здесь ничего нет. Раньше было лучше. А сейчас передали в частные руки», — говорит пенсионерка.

Редактор районки уточняет, что парк принадлежит Дому культуры, а не частнику, пенсионерка удивлена.

«Когда будем вспоминать 2020 год. Много протестных городов было маленьких. Вот, рядом с нами Жодино — непростая ситуация. В Борисове тоже были протестные настроения. Мы видим, какие красивые Минск, Брест, а если проехаться по регионам — все не так красиво», — делится наблюдениями журналистка Воробьева.

Также она показывает полный щелей фундамент здания, с виду, сельского дома, в котором, оказывается, располагается поликлиника для большого района.

«Многие жители города говорят: ну когда же уже появится новая поликлиника? Местные власти знают о проблеме, но пока ее нельзя решить — нет конкретных сроков», — говорит она.

Работать, выходит, тоже некому — длинные очереди, горожанам сложно попасть на прием к профильному специалисту.

Голиков уточняет, что слышал от минских чиновников отрицание дефицита кадров. Так кто тогда врет, спрашивает он борисовчанку. Она не знает кто, допуская, что в каких-то других поликлиниках ситуация иная, и там всего хватает, а Борисовская — исключение.

Далее оказывается, что в городе проблема и с плохими дорогами, и с отсутствием школы в застроенном районе. Редактор приводит пример, как один районный чиновник пообещал сделать дорогу после жалоб граждан, но так ничего и не сделал.

Голиков задается вопросом о причинах такого поведения. Воробьева подсказывает: «В менталитете белорусов расхлябанность, нежелание напрягаться. Виноват менталитет и низкий общественный контроль».

«Впечатление, что у нас все чиновники превратились в нарциссов перед зеркалом», — соглашается Голиков, вспоминая Тихановского, который, мол, все делал правильно, но прокололся только на «призывах к свержению власти».

«Надо немножко подождать — то, что я слышу уже 40 лет. И мой отец то же слышит. Дождемся?» — задается вопросом блогер.

Воробьева приводит позитивный опыт ожидания своей мамы, которая аж под пенсию увидела, как на ее улице проложили асфальт, превратив ее в проспект.

Воробьева резюмирует, что ей кажется, что задачи журналистики — поднимать важные проблемы, которые есть в обществе. Но в своей работе она зарегулирована инструкциями и согласованиями, которые «мешают творческой работе».

В конце Голиков бросается в многословные рассуждения о недееспособности белорусских чиновников, эффекте Тиктока, случайности Воробьевой на посту и немотивированных студентах журфака, где он сейчас учится.

По словам собеседников «Нашай Нівы» в Минском облисполкоме, у редактора «Единства» после этого интервью возникли определенные проблемы, а линия дискуссии Голикова напомнила ответственным за идеологию «стиль раннего Тихановского».

Это выглядит ироничным на фоне того, что в самом интервью Воробьева выражала уверенность, что ее активность в подчеркивании коммунальных проблем не вызывает последствий.

Читайте также:

Где сейчас Кирилл Казаков — бывший глава СТВ, «крестный отец» Азаренка и других пропагандистов?

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера