«Наша Ніва» знает случай, когда увольняют оперативника с опытом работы 17 лет. В 2020 году он поставил подпись за Бабарико, в демонстрациях не участвовал. Ему придется вернуть 7 500 подъемных, уплаченных при заключении контракта.

Увольняют также и тех, у кого за альтернативных кандидатов подписывались родственники — речь о близких родственниках, «находящихся под влиянием офицера или сами могут на него влиять», объяснил «Нашай Ніве» действующий офицер.

«Если он не может управлять даже женой, как ему можно доверять управлять сотрудниками?» — процитировали нам объяснение кадровика.

Как нам известно, это происходит в рамках «третьей волны» обработки подписей, отданных за альтернативных кандидатов в 2020-м.

«Спрыгнуть» удается, только если есть убедительный аргумент об ошибочности отданной подписи.

Аналогичные процессы происходят и в других силовых ведомствах.

Списки на увольнение спускает КГБ. Иногда локальному руководству удается договориться со спецслужбой, что «некому работать, позвольте оставить до конца контракта — уволим по прошествии года», в надежде, что через год история забудется. Но так получается не у всех, а только у тех, у кого есть и настоящее желание прикрыть сотрудника, и реальный некомплект в отряде.

Клас
23
Панылы сорам
37
Ха-ха
92
Ого
6
Сумна
5
Абуральна
13

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера