«Если здесь набьем России морду — марионеточный режим в Беларуси рухнет»

Игорю 56 лет. Позывной у него «Сапиенс». Такое прозвище было у героя в одной компьютерной игре. Игорь жил в Гомеле, в 2020 году документировал преступления милиции для международного комитета по пыткам. Зимой 2021 года его задержали. 28 дней Игорь просидел в ИВС, постоянно держал голодовку протеста.

Когда «пришли» за правозащитниками, а местная милиция начала проявлять к Игорю «нездоровый интерес», он выехал в Украину. Жил в Киеве, помогал адаптироваться и легализоваться белорусским политическим беженцам. На момент войны он с другими белорусами жил в Буче.

Под окнами стреляли, шли уличные бои. В квартире не было ни газа, ни воды и света. «Насмотрелся на весь этот ад в Буче. После этого даже сомнений не имел, что этот фашизм надо душить на корню. Чудом с подругой вырвались из Бучи, перешли линию фронта и попали в Киев. Еще до войны мы договаривались с друзьями-белорусами, что в случае чего будем воевать за Украину. Ведь это наш шанс вернуться домой. Если мы здесь набьем морду России — марионеточный режим в Беларуси рухнет», — объясняет «Сапиенс».

В советское время Игорь служил в армии. Но военным опытом это не считает.

«Мы охраняли БАМ, железную дорогу, грузы на Дальнем Востоке. Теперь мотивация была проста — приблизить время возвращения домой. Ведь я все-таки хочу и верю, что вернусь в Гомель, с ним связываю свои планы на будущее. Даже если на то время буду пенсионером», — рассуждает боец.

«После Бучи я по-другому отношусь к смерти»

Игорь называет еще одну причину присоединиться к полку — ответственность.

«Ракеты и самолеты летели из Беларуси, с моей Родины. Оттуда же шли колонны, которые мы видели собственными глазами. Не вину, но ответственность за это я чувствую. Нам еще долго отмываться от этого и доказывать миру, что мы нормальные люди», — говорит «Сапиенс».

В полку он занимается материальным обеспечением. В этом направлении работает с ВСУ и волонтерами.

«Мы — официальная часть ВСУ. Они занимаются вооружением. Мы занимаемся приборами ночного видения, тактическими очками, перчатками, прицелами и так далее. Нам наши диаспоры помогают. Но многие нужны, но специфические вещи трудно переходят через границу. Естественно, чего-то постоянно не хватает. Скоро ли, после боевых, приходит в негодность. Ведь если человек ранен в бою — то никто же не будет аккуратно снимать, скажем, портки. Их разрежут, чтобы перевязать рану. Иногда не найти бронежилеты. Было ли такое, что поставили их, но там пластинки для полиции, не для войны. Такие слои не удержат осколков. Поэтому меняли слои», — объясняет Игорь.

Ему пришлось участвовать в похоронах побратимов. Говорит, что это сильные, тяжелые переживания. Тем более в полку Игорь встретил много знакомых, приятелей.

«Но после ужасов Бучи, всего, что я там видел, я по-другому отношусь к смерти. Может «прилететь», в том числе и нам, и мне. Психика у человека такая, что она трансформируется во время войны, ты скорее отходишь от всего. Понимаешь, что это война», — говорит «Сапиенс».

«Что Лукашенко натворил — нам с этим долго расхлебываться»

У Игоря практически нет свободного времени. Ведь работы много. Обычно он ложится по северу, в 6 утра уже на ногах. «Думал кино посмотреть, но за три месяца посмотрел только по половине трех серий. Пока не получается отдохнуть. То там недоделано, то там. Все время в этом круговороте. Устаю. Уже не до книг иногда. Лег и выключился сразу», — говорит боец.

Планы и мечты его повязаны с Гомлем, с Беларусью. «Если освободят Хэрсон, Крым, Донбасс — Гомель будет следующий. Ведь в России после освобождения украинских территорий такое начнется, что их режим сам рухнет. Наш, естественно, вслед за ним. Я не верю, что наши люди, которые получают теперь ужасающие сроки, будут столько сидеть! Такое не может быть просто, это бред, столько режим не может существовать. Я буду после войны или собирать свидетельства против тех, кто пытал людей в Беларуси, или доказывать везде, где возможно, что мы нормальные люди, у нас нормальная страна. Что натворил Лукашенко — нам с этим долго еще расхлебываться», — говорит Игорь.

В полку ему не хватает свободного времени, точнее — «свободного времени для личной жизни». Отношения у Игоря с другими бойцами хорошие, хотя бывают и споры, и небольшие конфликты. «Приходят и требуют, чтобы им выдали то и то. Но у меня этого попросту нет. Такое бывает, что иногда ссоришься с людьми. Хотя я человек не конфликтный, но иногда нужно проявить характер», — говорит боец.

Он думает — хотя говорит, что хочет ошибиться, — что война продлится еще года полтора или два. «Но я верю в победу. Верю, что вернусь в Гомель», — добавил «Сапиенс».

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера