Война с Россией была неизбежна

Арестович говорит, что, как военный, понимал, что война с Россией была неизбежна. Как только россияне начали в 2016 году стационарное базирование на северных границах, начали создавать ударные армии, «все было понятно». Арестович рассказывает, что пункты постоянной дислокации россияне поставили в 40-60 км от украинской границы. А полигоны — за 12-15 км.

«Они хотели, чтобы мы привыкали к стрельбам и переброске войск в нашу сторону границы, снижали степень готовности. Они готовили нас к тому, чтобы стало нормой до 80 тысяч российских войск у наших границ».

Также, по информации Арестовича, россияне в Беларуси стали оставаться на постоянной основе под видом ротаций. «Тоже приучение было».

Россияне проводили масштабные учения с переброской войск с Дальнего Востока. «Союз не часто проводил учения такого масштаба».

Также Арестович приводит как признак милитаризации России возрождение инженерно-понтонных частей.

«Первое, что сделал Горбачев, когда началась разрядка, он сократил понтонные бригады — это было главным признаком миролюбия Советского Союза. Потому что война на европейском театре действий — это каждые 20 км форсирование водной преграды».

Возрождение этих частей после Мюнхенской речи Путина было признаком наступательной доктрины России. «И первое, куда он их бросил, — украинское и белорусское направления». По сумме этих признаков была явной подготовка России к войне.

По словам Арестовича, доктрину о поглощении Украины Россия приняла в июле 2005 года. «Их напугал Майдан».

Россия приступила к усилению своего влияния в Украине, увеличению зависимости ее от России, внедрению агентуры. Были задействованы все сферы экономики, медиа, дипломатия, силовики. «Они очень основательно подготовились».

Во время второго Майдана начинается военная агрессия в отношении Украины. В Украине же тогда, говорит Арестович, министр обороны — гражданин России, глава СБУ — гражданин России, глава МВД — гражданин России.

«Это уникальная операция. Не было в мировой военной истории ситуации, когда такая комплексная операция была проведена».

Новое вторжение

Арестович говорит, что окончательно понял, что вторжение России в Украину будет, в конце октября 2021 года.

При этом, по словам Арестовича, точная дата постоянно сдвигалась.

«Уже был известен первый срок готовности-26 декабря, на католическое Рождество. Но они не успели из-за российского разгильдяйства. Следующая дата готовности у них была 12 января, на Старый Новый год. Не успели. Следующая дата была 16 февраля, они целый месяц дали на подготовку. Но китайцы запретили — 12 февраля Олимпиада началась, сказали нет, не портите Олимпиаду. Потом — закрытие Олимпиады. 22-го должны были нападать. Но 23 февраля же, они его отпраздновали, и 24 с утра они нападают», — рассказал Арестович.

Президента Украины часто обвиняют в том, что он не придавал значения информации разведок о том, что война будет, страна не вела необходимую подготовку к войне.

Арестович говорит, что это не так. По его информации, различные разведки однозначно оценивали, что будет обострение. Но сценарии этого были разными. Одни говорили, что оно будет на Донбассе и на Крымском перешейке. А кто-то говорил о сценарии полномасштабного вторжения.

«Наиболее полный сценарий вторжения дал Буданов, военная разведка Украины. Он дал полное расписание со всеми сценариями, и дал больше, чем западные разведки», — сказал Алексей Арестович.

Арестович называет обвинения в том, что Украина не готовилась к войне, несправедливыми. Если бы не готовились, не могли бы 6 месяцев противостоять большему по силам сопернику.

«Мы знали, мы готовились. Если бы мы не провели эту подготовку, мы бы шестой месяц не воевали успешно.

Неготовое государство не может бороться шесть месяцев против подготовленного противника. Кроме того, в середине декабря начались учения, которые на самом деле были скрытым развертыванием украинских вооруженных сил», — заявил Арестович.

По его словам, вся украинская авиация вышла из-под удара 24 февраля, вся украинская ПВО, кроме Херсонской области; в первом же воздушном бою за Киев сбили 7 самолетов противника за 11 минут.

«Все хотят, чтобы мы были как Израиль, а я говорю, а у нас экономика как в Израиле?» — добавил он.

Что почувствовал в день начала войны

Арестович говорит, что за себя не волновался «по одной простой причине: я не верил, что я выживу. Я когда видел сообщения: 1200 единиц техники, 800 единиц техники, одновременный пролет 40 вертолетов, одновременный пролет 50 вертолетов, я видел, что творится в Гостомеле, я понимал — нам конец в течение 12 часов. Я когда поднимался на трибуну, я был уверен, что меня расстреляют в течение 12 часов».

По словам Арестовича, он считал, что западные области выстоят, треть Украины удастся сохранить. Киеву он давал две недели уличных боев, а потом падение. «В том, что нам в Офисе конец, я не сомневался ни секунды», — говорит он.

Что было в Офисе в первый день

Паники не было, говорит Арестович. «Президент был на казацком драйве. Все улыбались. Все на удивление размеренно и спокойно работали». Шла эвакуация секретной документации и секретного оборудования. Зеленский отпускал сотрудников вывезти родителей из Киева. Все вернулись. «Выехать из окруженного города, а потом туда вернуться, нужно мужество».

Сотрудники офиса получили оружие, бронежилеты. Подготовились к бою, «диверсанты уже пошли по городу».

Специалисты, говорит Арестович, оценивали по активности наличие в Киеве от 300 до 1600 диверсантов. К ним присоединялись «спящие» местные ячейки.

Возле офиса тоже была стрельба. «Вечером блокпосты вокруг Офиса вступили в бой с неизвестными. Мы постояли с автоматами возле окон вместе с охраной. Нам ничего не пришлось делать, потому что там отбились. И в это время Зеленский говорит, Я выйду на улицу, так как вбросили в очередной раз, что он или сбежал, или убит, что офис обстреляли. Сделали это фото знаменитое. Там еще пороховой дым стоял возле офиса. Охрана побелела, поседела».

Арестович говорит, что вместе с командой уговаривал Зеленского эвакуироваться. Ведь кому-то нужно было командовать обороной Украины. «А тут нам осталось командовать несколько часов, нам конец. Мы прямо сказали: нам конец», — рассказывает Арестович.

Зеленский ответил: что бы ни произошло, мы остаемся.

А на вторые сутки уже партнеры предлагали эвакуировать его. «И он сказал знаменитую фразу: мне нужно не такси, а оружие».

«Это тонкий момент. Он понял, что нельзя этого делать, потому что сбегает главное лицо — полная деморализация. Он почувствовал эту ответственность и запретил даже разговаривать на эти темы», — говорит Арестович.

Когда закончится война

По мнению Арестовича, война продолжится «как минимум до Нового года». Но «это может быть долгая история, например, до следующего лета, когда речь идет о полном освобождении украинской территории», — говорит Арестович.

Готова ли Россия к переговорам? Российские власти очень хотят переговоров, считает Арестович. На каких условиях? Россия хочет нейтральный статус Украины (невступление в НАТО), Крым, Донбасс и снятие санкций. «Снимите санкции, чтобы мы хорошо подготовились и снова напали». По словам Арестовича, Зеленский «никогда на это пойдет».

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

28
Сава / Ответить
11.08.2022
Два балабола друг другу интервью дают.
0
бт / Ответить
12.08.2022
Сава, большага балабола чым твой калгасны кумір, яшчэ пашукаць трэба
5
Максим Дизайнер / Ответить
12.08.2022
Какие красивые
Показать все комментарии/ 8 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера