Военные машины скорой помощи и военная техника возле Мозырской городской больницы, 28 февраля 2022 года. Фото: «Радыё Свабода»

Доктор Андрей (имя изменено) планировал побег из Беларуси с 2020 года. Но когда Россия начала войну против Украины, вопрос стал еще более актуальным. Когда Россия начала наступление на Украину с южного порога Беларуси, идея выезда показалась еще более актуальной.

Андрей был вынужден лечить российских военных, раненых в результате агрессии против Украины. Он решил, что пришло время уехать.

Андрею понадобились месяцы, чтобы найти лучший маршрут. С советами ему помогли общественные организации и белорусская диаспора за рубежом.

По рассказам белорусского медика, Мозырь в феврале напоминал военную базу. По улицам ездила российская военная техника, по местным магазинам и барам скитались российские военные.

Вскоре Андрей начал подозревать, что Россия готовится к войне. Военные учения должны были завершиться 20 февраля, но Андрей сказал, что администрация его госпиталя продлила приказ о бесплатном лечении российских солдат до 10 марта.

«Они, видимо, думали, что к тому времени война закончится», — сказал доктор, добавив, что за первые дни войны россияне использовали всю имеющуюся в городе кровь для переливания.

Утром 24 февраля, в первый день боевых действий, врачей собрали в комнате для совещаний, приказали им оставить 250 коек для россиян, прекратить все запланированные операции и отправить белорусских пациентов, которых только могли, домой.

«Тогда нас предупредили, что мы не имеем права распространять информацию о российских военных. Нам пришлось дать подписку о неразглашении, запретив передавать любые фотографии, документы», — рассказал Андрей.

Доктор сказал, что заметил местных сотрудников КГБ, которые ходили по коридорам больницы.

Власти Мозыря приложили много усилий, чтобы сохранить информацию о количестве раненых российских военных и типах травм, которые они получили. Но Андрею удалось тайно скопировать рентгеновские снимки десятков военных, которые лечились в Мозырской городской больнице.

«То, что я взял с собой, эту часть архива, могло повлечь для меня проблемы, включая суд за шпионаж», — сказал он, добавив, что вывозил флешку с документами в игрушечном телефоне своей дочери.

Некоторые из копий рентгеновских снимков, которые вывез доктор. Источник: CNN

Сканы включали имена и возраст солдат, многим из которых было от 19 до 21 года.

Врач рассказал, что наибольшую волну раненых привезли в мозырский госпиталь в первые часы 28 февраля. После звонка о прибытии военнослужащих врачи собрались у входа в реанимационное отделение и ждали. Вскоре начали ехать автобусы с ранеными военными. Российские солдаты заносили их внутрь на носилках, бросая у входной двери, рассказал Андрей.

Врачи быстро оценили травмы солдат, нарисовав на их лбах цифры с приоритетностью, сортировали их и отправляли на операцию.

Российские военные прибывали с ранениями лица, сложными переломами от взрывов и обстрелов.

В тот же день местное телевидение выпустило сюжет, в котором утверждалось, что больница работает в обычном режиме.

На самом деле госпиталь был заполнен солдатами. У некоторых отсутствовали глаза, другим требовалась ампутация. Кто-то прибыл с гангреной, раздробленными конечностями, некоторые были парализованы, один потерял часть мозга, другой — нижнюю челюсть. Некоторые из них в течение нескольких дней носили жгуты, чтобы остановить кровь, их тела были усеяны пулями и осколками. Раненых, которые требовали операции, было больше, чем операционных столов.

Доктор смог сфотографировать пулю, которую достал из шеи раненого российского солдата. Фото: CNN

Многие из россиян воевали в приграничных районах. Андрей сказал, что лечил российских десантников и спецназовцев, пострадавших во время неудачного штурма гостомельского аэродрома.

«Они были профессиональными убийцами. Надо было их лечить, это была наша работа. Я чувствовал отвращение ко всему этому. Но мне, как врачу, не позволено испытывать отвращение», — сказал он.

Также в мозырском госпитале лечился российский генерал-майор Сергей Нырков, получивший тяжелую травму в живот в Чернобыле. Но большинство пострадавших — молодые, несведущие военные и солдаты срочной службы.

В начале марта в Мозырскую городскую больницу каждый день доставляли от 40 до 50 пострадавших россиян, как на конвейере. Большинство из них прибыли в темное время суток или утром на зеленых российских военных автобусах и машинах скорой помощи.

Россияне также пытались доставить погибших в больницу, сказал он, добавив: «Они не знали, что с ними делать».

В конце марта Андрей, как и еще несколько десятков хирургов, был задержан по подозрению в коррупции. Полтора месяца он провел в тюрьме.

Поселившись в другой европейской стране со своей семьей, Андрей больше не думает, могут ли его отправить на войну санитаром. Вместо этого он сосредоточился на сдаче национальных медицинских экзаменов, чтобы снова лечить людей в новой стране.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

1
Іван / Ответить
26.10.2022
Дзякуй, чалавеча, што расказаў. З такіх частачак праўды складаецца вялікая праўда пра гэтую імперыялістычную вайну і ганебную ролю лукашыстаў у ёй.
13
не такі як ёсць / Ответить
26.10.2022
Любы амапавец на біблія вам паклянецца што ён адчуваў агіду ад усяго гэтага, але ж біў людзей бо ён - амапавец, яму адчуваць агіду не дазволена
2
Вася / Ответить
26.10.2022
[Рэд. выдалена]
Показать все комментарии/ 8 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера