«С героями Великой Отечественной все очень ясно. Это означает, что у нас есть исторически выверенная система ценностей, как преданность Отечеству, любовь к родной земле, готовность встать на защиту своего народа и так далее. То есть мы можем говорить о критериях определения национального героя. Это человек, который в трудный период (как герои Великой Отечественной войны) или в критической ситуации (как наши летчики, герои Беларуси, Владимир Карват, Андрей Ничипорчик, Никита Куконенко) делает невероятно мужественный выбор. Жертвует или рискует своей жизнью, защищая родную землю, людей. Или самоотверженно живет, отдавая всего себя благородной идее, служащей на благо, акцентирую, своего народа, как советские герои Социалистического Труда, Герой Беларуси митрополит Филарет», — считает Игорь Сергеенко.

А вот руководителя восстания 1794 года Тадеуша Костюшко он героем не считает.

«Скажем, можно ли назвать национальным героем Костюшко? Личность яркая. Был благороден. Самоотверженно служил идее.

Но эта идея не была белорусской. Да, мы не можем вычеркнуть его из своей истории, это против наших принципов.

Но должны четко определить его роль в ней, чтобы, как вы правильно заметили, наши дети понимали, на кого равняться. Потому что сфальсифицированный образ национального героя способен в равной степени как объединить, так и расколоть общество», — говорит глава Администрации.

Также он не считает героем и Кастуся Калиновского.

«Пример тому — созданный в советской историографии миф о Калиновском. Мы увидели своими глазами, как опасно искажать факты или скрывать часть правды. Советское поколение выросло на примере героической борьбы революционера Калиновского с царизмом. А сегодня, на личности этого так называемого героя, на примере его борьбы за идею восстановления польской Речи Посполитой играет внешний враг, пытаясь вбить клин между братскими народами, расколоть общество внутри одной страны.

У повстанцев, у самого Калиновского есть слова: «польское дело — наше дело». И он сам в одном из «Писем из-под виселицы» пишет, что восстание это польское. Ни у кого сомнения не было, что это будет Польша. Возможно, Федерация. Но ни в одном программном документе восстания речи о независимости Беларуси или Литвы не велось.

Обнародованные подробности зверских расправ калиновцев с белорусским православным населением уже многих отрезвили. Вырезали людей за нежелание поддерживать Польское восстание, то есть за позицию, за верность своей идентичности», — утверждает Игорь Сергеенко.

В этом глава лукашенковской администрации транслирует идеи российского пропагандиста Александра Дюкова, замечает reform.by.

Также Сергеенко не считает героем ученого Бориса Кита, вменяя ему сначала сотрудничество с немцами, а потом с американцами — «врагами советского народа».

«Мы можем гордиться тем, что на нашей земле рождаются гении. Но, например, назовем ли мы своим национальным героем талантливого ученого, который сотрудничал в годы оккупации с немцами, после войны жил и работал в США? Не просто работал. В самый разгар Холодной войны участвовал в разработках топлива для космических кораблей и ракет, которые были направлены на его родину».

«Нужны четкие критерии оценки вклада личности в историю своей страны и маркеры непричастности к этой истории, такие как факты служения интересам других государств. Только так можно формировать пантеон национальных героев», — резюмировал Игорь Сергеенко.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?