Workers sort rubbish

Рабочие сортируют мусор в центре переработки отходов в районе Сонгпа-гу В Сеуле, Южная Корея. Фото: Чон Ен-Дже / AFP / Getty Images

Во всем мире большая часть из 1,4 миллиарда тонн продуктов, которые люди выбрасывают ежегодно, попадает на свалки. По мере гниения они загрязняют воду и почву и выделяют огромное количество метана — одного из самых мощных парниковых газов.

Но не в Южной Корее, где пищевые отходы были запрещены на свалках почти 20 лет назад. В этой стране их подавляющее большинство перерабатывают в корм для животных, удобрение и топливо для отопления домов.

Феномен южнокорейской системы

Систему в Южной Корее изучают правительства всего мира — Китая, Дании и других стран. Нью-Йорк, который с осени начнет требовать от всех жителей отделять пищевые отходы от другого мусора, также придерживается корейской системы.

Хотя в ряде городов мира есть подобные программы, мало какие страны делают то, что Южная Корея реализовывает в национальном масштабе. Это связано, конечно, с ценой. Несмотря на то, что люди и предприятия платят за пищевые отходы немного, по данным Министерства окружающей среды страны, эта программа стоит Южной Корее около 600 миллионов долларов в год, но приносит и выгоду.

Причины нововведений — горный рельеф и особенности кухни

Кулинарные традиции Южной Кореи имеют тенденцию заканчиваться несъеденной пищей. Небольшие гарниры — иногда несколько, иногда более дюжины — сопровождают большинство блюд. Многие годы практически все остатки попадали в землю.

Еще одна особенность — тушеное мясо как один из основных продуктов корейской кухни, поэтому выброшенная пища обычно содержит много соуса, подливы, что означает больший объем и неприятный запах при гниении.

При этом горный рельеф страны ограничивает количество свалок, которые можно построить, и то, как далеко они могут располагаться от жилых районов.

Поэтому естественно, что изменения поддержали люди, живущие рядом со свалками и жаловавшиеся на вонь.

С 2005 года в Южной Корее запретили вывозить пищевые отходы на свалки. Местные органы власти построили сотни объектов для их переработки.

Как это работает

Ли Хэ Ен, владелец кофейни Jongno Stew Village — популярного места обеда на севере Сеула, за каждые 20 литров еды, которые выбрасывает, платит чуть больше двух долларов.

По его словам, «корейцы любят ошибаться в сторону излишества, когда дело касается еды».

Весь день остатки пищи складывают в отдельное ведро на кухне, а после закрытия кафе господин Ли высыпает их в специальный контейнер снаружи. На крышку прикрепляется наклейка как доказательство того, что он заплатил за утилизацию отходов.

Утром специальная машина, услуги которой оплачивают жители района, забирает содержимое этих контейнеров. Грузовики начинают кататься по улицам в 5 утра, специалисты отрывают наклейки от мусорных баков и высыпают отходы в машины.

Около 11 часов утра они добираются до перерабатывающего предприятия Тобангу, где все, что собрали, выгружают.

По конвейеру отходы перемещаются в измельчитель, а все то, что сложно измельчить, отфильтровывают и сжигают. Затем отходы обжигают и обезвоживают. Влага попадает в трубы, ведущие к очистным сооружениям, где часть отходов используется для производства биогаза. Остальное очищается и сбрасывается в ближайший ручей.

То, что осталось от отходов на перерабатывающем заводе, перемалывается в конечный продукт — сухой коричневый порошок с запахом грязи. Это кормовая добавка для цыплят и уток, богатая на белок и клетчатку, ее отгружают фермерам бесплатно.

Некоторые заводы работают иначе.

На биогазовой установке в Кояне, пригороде Сеула, пищевые отходы — почти 70 000 тонн в год — анаэробно сбраживают. Они находятся в больших резервуарах до 35 дней, пока бактерии выполняют свою работу: разлагают органические вещества и образуют биогаз, состоящий в основном из метана и углекислого газа.

Биогаз продается местному предприятию, которое использует его для обогрева 3000 домов в Кояне.

Остающееся твердое вещество смешивается с древесной стружкой для создания удобрения, которое может получить любой. Исследователи обнаружили, что каждая тонна пищевых отходов, сгнивающих на свалке, выделяет парниковые газы, эквивалентные 363 кг углекислого газа. По словам Ли Чанг-ги, инженера завода в Кояне, переработка их в биогаз уменьшает эту цифру вдвое.

У южнокорейской системы случались и фэйлы: например, запах от одного из перерабатывающих предприятий с непродуманной технологией был настолько ужасным, что жители не могли оставить окна открытыми. Этот завод прекратил свою работу — люди протестовали.

Но большинство заводов по всей стране не вызвало серьезных жалоб. Чиновники говорят, что неуклонное совершенствование технологий привело к более «чистой» переработке.

A Seoul resident

Жительница Сеула показывает, как правильно выбрасывать мусор. Фото: CGTN

Как это работает для обычных людей

В многоквартирных домах по всей стране жителям выдают карты, которые нужно сканировать каждый раз, когда выбрасываешь пищевые отходы в специальный контейнер. Мусорное ведро взвешивает то, что ты бросил; в конце месяца получаешь счет.

Некоторых это все же стимулирует задумываться над тем, что они выбрасывают и сколько еды должны покупать, ведь чем меньше выбрасываешь, тем меньше, соответственно, платишь.

Но критики отмечают, что при всех своих преимуществах южнокорейская программа пока не достигла одной из своих целей — заставить людей меньше выбрасывать еду. По данным министерства окружающей среды, количество выбрасываемых продуктов питания по всей стране остается более-менее стабильным на протяжении многих лет.

 Читайте также:

Ученые разработали более экологичное авиатопливо из пищевых отходов. Полеты планируют начать с 2023 года

Бессмысленно сортировать пакеты, баночки из-под йогурта, тетрапак — рассказывает директор минской мусоросортировочной станции

В Вилейском районе в мусорный контейнер выбросили 12 живых ежей ФОТО

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?