Марго Ворихова. Фото: «Радио Свабода»

Марго Ворихова. Фото: «Радио Свабода»

«В Беларуси было довольно много эйджизма»

— Сколько молодежи среди признанных политзаключенных?

— 627 политзаключенных, или 40% от всех политзаключенных, — это молодые люди до 25 лет. Что касается помощи и поддержки, то это одинаково для всех политзаключенных — письма, донаты, опекунство над политзаключенными.

— Как часто вы сталкивались с эйджизмом, когда вас недооценивали или дискриминировали по причине молодого возраста? В Беларуси, в эмиграции?

— Да, в Беларуси было довольно много эйджизма. В том числе со стороны администрации в университете, в школе. Когда я пыталась делать какие-то проекты, инициативы, мне всегда говорили: «Вот ты сначала закончи университет, а потом занимайся, чем тебе хочется, у тебя одна цель — выучиться, получить как можно больше нашего прекрасного советского образования, а потом уже заниматься серьезными делами». И это можно только делать, если тебе 35, 40 лет.

Всегда было принято в стране, что в политику если и идти, то не молодым, а скорее людям, которые набрались опыта. Очень приятно видеть, как это отношение меняется при въезде в Евросоюз, когда ты контактируешь с более устойчивыми демократическими структурами, в которых понимают, что молодежь прекрасная группа и ее нужно вовлекать в различные процессы. В разных странах ЕС есть устойчивые практики введения квот, вовлечения молодежи в процесс принятия решений. Обязательно в парламенте должно быть определенное количество молодежи в соотношении.

Молодежь — самые идейные, самые активные, очень образованные и умные люди, которых нужно вовлекать во все процессы. Хочется, чтобы у нас к молодежи было такое же отношение. Ведь эти люди будут двигать нашу страну вперед, а не те, кому нужно набраться опыта и только после втягиваться в различные процессы. Мы теряем тогда большой пласт энергии, ресурса и мотивации.

— Как много молодых людей в команде Тихановской?

— На самом деле большой процент команды — молодые люди. Это радует и показывает, что молодежь, если дать пространство и возможность участвовать, занимает самую активную позицию, не только в Офисе Тихановской, но и в Координационном совете (есть молодежная фракция и молодежная коалиция).

«Была вынуждена выехать из Беларуси после массовой ликвидации негосударственных организаций»

— О вашем назначении стало известно менее месяца назад на конференции «Новая Беларусь — 2023». Сколько вам лет, где вы учились, какой ваш опыт, компетенции, активность?

— Мне 22 года. Я была и остаюсь президенткой Белорусского национального молодежного совета «Рада». В «Раду» входят 38 организаций различных направлений (культурные, ЛГБТ, экологические, образовательные инициативы и другие). Я занималась и занимаюсь продвижением молодежных вопросов на разных уровнях. Большую часть времени отдаю международной работе в различных структурах-представляю «Раду» в контактной группе Совета Европы и в Координационном совете Евросоюза. Кроме этого, мы представляем белорусов на Европейском молодежном форуме. Там я занимаюсь разработкой резолюций, документов, отчетов о правах молодежи в Беларуси. В этом году в ноябре мы представим на рассмотрение резолюцию по молодым политзаключенным. Я также была участницей Европейского молодежного парламента в Беларуси и Ассоциации белорусских студентов.

Это все волонтерская деятельность. Кроме этого, я работаю в IT-компании, но сейчас завершаю там работу и перехожу полностью в Офис Светланы Тихановской. Два года я училась в Белорусском государственном экономическом университете на факультете экономики и менеджмента, год отучилась в ЕГУ на международной экономике и политике. Была вынуждена выехать из Беларуси после массовой ликвидации негосударственных организаций в 2021 году.

— До вас представительницей Тихановской по делам молодежи и студентов была Алана Гебремариам (до того, как попала за решетку), дальше эта позиция была вакантна, и теперь ее заняли вы. Могли бы рассказать, чем вы будете заниматься?

— Я вижу мою позицию как объединяющую для всего молодежного сектора, чтобы сформировать у молодежных организаций, молодых людей в целом понимание того, какая работа ведется на разных уровнях в молодежном секторе и как они могут стать частью всеобщего молодежного движения. Соответственно, чтобы сформировать во всем гражданском обществе понимание того, как молодежь Беларуси продвигает белорусскую повестку дня, сколько ресурсов мы вкладываем в это движение, какие есть структуры в рамках этого движения, как они все объединяются и взаимодействуют.

Я буду заниматься разработкой молодежной политики-документа, который был бы условно технической визией белорусской молодежи о том, как должен выглядеть наш сектор в Беларуси, если она будет демократической и правовой. Будет работа по направлениям — помощь молодым политзаключенным, предоставление возможности образования для белорусской молодежи, а также чтобы белорусская молодежь была включена в процесс принятия решений на разных уровнях в разных странах и в разных структурах.

— Лукашенко много лет имеет БРСМ, довольно много людей делают карьеру через эту организацию. Нужна ли вообще молодежная организация?

— Я думаю, что нужна. Но я субъективна, потому что я президент «Рады», которая объединяет многие молодежные организации в единую структуру и движение. Она не охватывает весь пул организаций, существующих в Беларуси, но хотелось бы объединять как можно больше молодежных организаций под одну структуру… У меня есть опыт коммуникации как с организациями внутри Беларуси, так и вне Беларуси. Моя должность предполагает объединение и уменьшение разрыва между этими группами.

Уезжать или оставаться молодежи?

— Многие люди в Беларуси готовятся к отъезду в другие страны, и их мотивация прежде всего касается детей, которые в Беларуси попадают в очень идеологизированную среду, университеты становятся не учреждениями образования, а политическими и пропагандистскими учреждениями. Какой ваш ответ в этом непростом выборе — оставаться или ехать?

— Оба варианта не самые простые. Помню свои сомнения, когда я покидала Беларусь. Я понимаю, что страна меняется. И я со своей позицией человека, который находится два года не в Беларуси, не могу давать прямых советов. У каждой позиции есть условия, при которых уезжают и в которые переезжают. С семьей уезжать гораздо сложнее, чем одному. Изучение языка, легализация — через это трудно проходить. Я не хочу советовать, но если остаетесь в Беларуси, то важно предостерегать детей от идеологического влияния и давать какую-то альтернативу. Важно влиять и просвещать внутри семьи, рассказывать во время кухонных разговоров, что на самом деле происходит в стране, что происходило несколько лет назад на улицах наших городов. Хотя бы такие малые шаги помогут, чтобы молодежь понимала, что происходит, и была в контакте в том числе и с демократическими силами. А если решитесь выезжать, то это потребует больших сил. Это сложный процесс, но всегда есть организации, которые могут помочь в нем.

— Известно, насколько сложно молодежи с белорусскими паспортами попасть в ЕС, стать студентами. В той же Чехии Светлана Тихановская с большим трудом смогла посодействовать, чтобы белорусские студенты имели возможность получать визы, учиться и даже получать стипендии. Но это очень небольшое количество людей, буквально несколько десятков. Как бы вы посоветовали, в какие страны, в какие вузы есть шанс попасть молодежи с белорусскими паспортами?

— Есть разные программы в разных университетах, нужно изучать требования. Есть специальные программы для молодых белорусов. Самая простая опция, на мой взгляд, — ЕГУ, куда довольно просто поступить без высокого уровня английского языка. Можно написать в Офис Светланы Тихановской советнице по образованию и получить консультацию о программах, открытых для белорусов. Таким образом можно подобрать ВУЗ, который может предложить более инклюзивные условия для живущего в Беларуси.

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?