«Люблю Беларусь»: граффити в Минске. Фото: социальные сети

«Люблю Беларусь»: граффити в Минске. Фото: социальные сети

Кто уже попал за решетку за донаты

Отчасти это люди, которые донатилии в Фонд белорусской солидарности BySol в 2020 году. Это очень разные люди, но все они получили от трех до шести лет лишения свободы в колонии.

Например, айтишница из компании Геймстрим (бывший Wargaming) Ксения Алькенова получила четыре года колонии, создатель белорусскоязычного научно-популярного журнала Pamylka Юрий Адамов — три года, а минчанин Кирилл Климов — четыре года. Суммы пожертвований во всех случаях были далеки от заоблачных и измерялись десятками долларов.

Таких дел «Нашей Ниве» известно в общей сложности около четырех десятков. Это, наверное, означает, что в реальности их в несколько раз больше, так как информация об арестах и судах доходит несистемно и иногда запоздало.

Кого и на сколько судили за «финансирование терроризма»?

На данный момент известно о двух осужденных по делам, связанным с «финансированием терроризма». Это Дмитрий Слук и Николай Василевич.

Дмитрий Слук и Николай Василевич. Источник фото: Вконтакте

Дмитрий Слук и Николай Василевич. Источник фото: Вконтакте

Дмитрий Слук — 35-летний уроженец Бобруйска.

Лукашисты утверждают, что в августе 2021-го мужчина пожертвовал около 2700 долларов некой инициативе, «понимая террористический характер ее деятельности». До конца неизвестно, что именно это за инициатива. Ему присудили восемь с половиной лет лишения свободы. «Террористической деятельностью» лукашенковцы часто называют борьбу за гражданские права, свободные выборы или борьбу Украины против российской агрессии.

Николай Василевич — 44-летний минчанин. Ранее он работал массажистом для сборной Беларуси по биатлону.

Ему по итогам двух судов присудили девять с половиной лет за «финансирование террористической деятельности» и «финансирование экстремистской деятельности» (сначала только по этой статье шесть лет). Суммы пожертвований неизвестны, а подробностей судов нет.

Тонкость в том, что биатлон и сборная по этому виду спорта — под опекой Комитета государственной безопасности. Не этим ли объясняется особенно большой термин.

Какие инициативы на сегодня признаны «экстремистскими» и «террористическими»?

В числе «террористических» только четыре инициативы — ОГСБ, NEXTA / LUXTA, BYPOL с планом «Перамога» и «Ситуативно-аналитическим центром» и движение «Супраціў», включая инициативы «Киберпартизаны», «Буслы ляцяць» і «ДНС». Чаты городов Беларуси с именем «97%» в конце — тоже «террористические» организации, так как произвольно отнесены судом к «NEXTA».

По делам за «финансирование экстремизма» людей судят за пожертвования инициативам и медиа, которые некогда признали «экстремистскими формированиями».

Прежде всего это BySol и By_help. Именно за пожертвования в эти фонды осудили большинство политзаключенных по этим статьям, подробности дел которых известны публично.

Вторая их группа — чаты всех дворов Беларуси, которые были на карте dze.chat. Их сотни, а некоторые, которых там не было, включены туда отдельно, что делается, чтобы «накинуть» статью людям, которые уже находятся за решеткой. Отдельно сюда включили дворовые издания — «Вестники», «Семь Чижов» и «Честная газета».

Третья группа — независимые медиа. Сюда входит «Наша Ніва», Zerkalo, «Белсат», «Мотолькопомоги» и «Беларускі Гаюн», «Радыё Свабода», «Флагшток», «Белорусская ассоциация журналистов», «Чай с малиновым вареньем», kyky.org, «Беларусь головного мозга», «Брестская газета», телеканал «Ранак», «Маланка», volkovysk.by, Hrodna Life, «Баста!» и «Движ», Хартия 97, STOP LUKA, «Еврорадио», «Мая краіна Беларусь», «Ник и Майк», «Реальная Беларусь», «Прамень», «БелаПАН», «Революционное действие», NEXTA/LUXTA и все связанные с ним каналы и несколько других очень мелких медиа.

Четвертая группа — это каналы и сообщества, которые включают туда, просто чтобы подвести тех или иных людей под репрессии. Например, так там оказалась группа Tor Band.

Как применяются эти статьи де-факто?

Важно знать, что статьи за финансирование «терроризма» и «экстремизма» в период, когда «не до законов», применяются постфактум. Это значит, что не важно, куда вы пожертвовали и была ли на момент пожертвования эта инициатива в списках МВД или КГБ — например, на момент, когда люди пожертвовали в Bysol.

Статьи 361-2, по которым судят тех, кто жертвует на «экстремизм», вообще не существовало в Уголовном кодексе Беларуси в таком виде на момент, когда люди пожертвовали деньги. Новая редакция Кодекса позволила применять ее произвольно, так как сделала формулировку статьи — «финансирование экстремистской деятельности» — очень абстрактной.

В суде это обычно звучит как «сделал пожертвование в размере ікс организации игрек, осознавая экстремистский (террористический) характер ее деятельности». Понятно, что никто не пытается выяснить, была ли инициатива признана экстремистской в момент, когда делался донат.

Кому грозит наказание?

Теоретически — всем, кто пожертвовал в какие-то «протестные» инициативы. Неизвестно, какие из них признают «экстремистскими» или «террористическими», но это может произойти в любой момент.

Причем слово «протестные» лукашисты интерпретируют максимально широко. Против Александра Лукашенко, против диктатуры — значит протестная.

Как уберечься от репрессий за донаты?

Если вы пожертвовали в инициативы, признанные «террористическими», с собственной белорусской карточки, то единственное, что вы можете сделать, чтобы абсолютно гарантированно застраховаться, — это выехать из Беларуси.

В таком случае никто не будет просить у вас «откупиться», вы просто окажетесь за решеткой. В выезде вам может помочь Bysol. Если вы уже за границей, то не стоит возвращаться в Беларусь, если вы не готовы ближайшие годы провести за решеткой.

Если это «всего лишь» инициатива, признанная «экстремистской», то зависит от того, как вы пожертвовали, сколько и когда.

Если через Stripe или напрямую, то «отмыться» не получится и вас может ждать вызов в КГБ с требованием «выкупа» (почитайте историю женщины, которая ходила на такой разговор). Если через Facebook, то удалите его по  этому гайду.

Если вы в Беларуси и пожертвовали через Patreon, то лучше удалить ваш аккаунт как и с фейсбуком, банк не видит, кому именно вы пожертвовали, но это опасность. Удалить его можно по этой ссылке, нажав в правом верхнем боку кнопку Make A privacy request, далее Erase, далее Allow, а далее — Confirm request. Через 14 дней ваш аккаунт удалится. Даже если вы не в Беларуси, то обратите внимание на наш гайд по тому, как защитить аккаунт в Patreon.

Если вы пожертвовали с иностранной карточки и вы сейчас в Беларуси или собираетесь когда-то туда, то удалите аккаунт и почистите ваши браузеры, удалив кэш. Если он был виртуальный, то сделать это просто. Если привязан к карточке, то придется сменить карточку.

Таким образом, спецслужбы не сумеют доказать, что пожертвовали именно вы. Также лучше вообще не хранить программу иностранного банка на вашем телефоне, попросите об этом друга, родственника или коллегу, которым вы доверяете. Просите об этом не по телефону и не в помещении, которое с большой вероятностью может прослушиваться.

Если вы пожертвовали криптовалютой, то удалите аккаунт, через который вы пожертвовали. Например, здесь есть довольно подробная инструкция для удаления аккаунта в Binance, но такие есть и для других и здесь вам помогут поисковые системы. Если вы создавали кошелек через Electrum или другой кошелек с открытым кодом, то переведите с него средства и удалите файл кошелька.

Не забудьте также удалить все мейлы и файлы, связанные с пожертвованиями и вычистить «корзину» почтового клиента и вашего компьютера.

И помните: все время так не будет, будет и этому конец.

Читайте также:

«Писал письма студентам-заключенным, в которых описывал физические интересные факты». Что известно об ученом Юрии Адамове, осужденном за донаты

На допросах в КГБ «за донаты» теперь требуют сдавать еще и знакомых, которые выходили на протесты

«Узнала, что вызывают в КГБ». Как айтишники вывозили деньги в 2023 году

Клас
57
Панылы сорам
6
Ха-ха
5
Ого
4
Сумна
21
Абуральна
18