Елена Довгань и президент Зимбабве Эммерсон Мнангагва. Фото: thezimbabwean.co

Елена Довгань и президент Зимбабве Эммерсон Мнангагва. Фото: thezimbabwean.co

17 сентября представители лукашенковской Беларуси, Боливии, Венесуэлы, Зимбабве, Ирана, КНДР, Кубы, Никарагуа, России, Сирии и Эритреи прислали письмо руководству ООН с просьбой привлечь критику введенных против них санкций в финальный документ о Целях устойчивого развития ООН до 2030 года, принятый в ходе 78-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Они заявили, что вопрос негативного воздействия санкций «экзистенциальный для наших народов». И добавили, что на их стороне — 135 стран, включая Китай.

«Лучшая защита — это атака. Поэтому Лукашенко и остальные просто идут в контрнаступление. Они хотят делать дома то, что хотят.

И попытка мобилизоваться на Генассамблее — это такое интернациональное движение для запрета санкций. Они хотят показать, что недовольных политикой Запада очень много и что настало время менять международные правила.

Лукашенко рассчитывает, что больше стран присоединятся просто потому, что боятся, что санкции будут введены и против них в будущем», — заявила в комментарии «Белсату» директорка Исследовательского центра Globsec Елена Кудько.

По мнению экспертки, эта инициатива создает дополнительное публичное давление на страны Запада и на мнения населения в других странах, «и поэтому Лукашенко рассчитывает, что в более долгосрочной перспективе у него что-то получится».

В своем письме представители диктатур также заявили, что их поддерживают «источники в ООН». Джимми Куин из National Review считает, что имелась в виду Елена Довгань — белорусская юристка, «занимающая должность эксперта ООН и регулярно отмывающая жалобы диктатур на санкции». Рассмотрим ее личность более внимательно.

Сильный, но сдержанный профессионал

Елена Довгань родилась в 1979 году в Могилеве. Как сообщили «Белсату» киберпартизаны, ее отец — бывший первый проректор Белорусско-российского университета, профессор Федор Ловшенко, муж Александр Довгань — главный советник Национального центра законодательства и правовых исследований (НЦЗПИ).

Брат мужа Андрей — подполковник милиции и бывший главный эксперт в Государственном экспертно-криминалистическом центре.

Согласно официальной биографии, Довгань в 2001 году окончила факультет международных отношений (ФМО) БГУ, она доктор юридических наук (специальность «Международное право. Европейское право»), профессор. Принимала участие во многих зарубежных стажировках в Нидерландах, Германии, США. Лауреатка президентских стипендий талантливым молодым ученым за 2013 и 2019 годы.

Кстати, именно с 2013-го она выступает в качестве эксперта на различных панельных дискуссиях о негативном воздействии санкций.

Довгань преподавала в БНТУ (2001-2003) и БГУ (с 2004-го), работала в представительстве ООН в Минске (2001-2005) и в экономическом суде СНГ (2006-2008). В 2016-2019 годах — проректор Международного университета МИТСО.

Последние должности — профессор кафедры международного права ФМС БГУ и главный научный работник НЦЗПИ, где работает ее муж. Также входила в группу экспертов при администрации Лукашенко (с 2017-го) и Министерстве иностранных дел (с 2018-го), возглавляла рабочую группу по вопросам международной и информационной безопасности экспертного совета при Совете Безопасности Беларуси.

В разговоре с «Белсатом» бывшие студенты МИТСО охарактеризовали Довгань положительно. Ее назвали «очень хорошей», «сильным профессионалом», «достаточно справедливой и строгой, но с юмором». Ее «считали лучшим преподавателем», и она «не вызвала негатива».

Елена Довгань с коллегами во время подписания договора о сотрудничестве между МИТСО и управлением Следственного комитета в Гомельской области. Фото: estu-gomel.by

Елена Довгань с коллегами во время подписания договора о сотрудничестве между МИТСО и управлением Следственного комитета в Гомельской области. Фото: estu-gomel.by

У МИТСО она появилась во время «нормализации» университета. До того первый проректор и председатель кафедры международного права Андрей Козик (сын бывшего председателя Федерации профсоюзов Леонида Козика) «пытался на нашей кафедре проводить эксперименты по европейскому образованию». Но после его ухода «многое поменялось»: «универ стал более закрытым во всех смыслах», пришло много преподавателей из силовых структур, в том числе подозреваемый в причастности к политическим убийствам экс-министр внутренних дел Юрий Сиваков.

Именно Козика и заменила Довгань.

И хотя сам «универ оказался очень провластным с закосом на совок, Довгань держала нашу кафедру от этого (так казалось)». Однако в высказываниях о политике и актуальных событиях она была «сдержанна», особенно по сравнению со своим предшественником, который в 2014 году объяснял студентам, «почему Крым не наш».

Режимы не виноваты, виноваты — санкции

Мандат спецдокладчика по вопросу негативного воздействия односторонних принудительных мер на осуществление прав человека Совет ООН по правам человека учредил 26 сентября 2014 года.

Как пишет National Review, автором специальной резолюции был Иран, а продвигать ее помогали Китай, Венесуэла, Куба, Россия и другие.

Первым специальным докладчиком стал алжирский дипломат Идрис Джазайри, который, согласно неправительственной организации UN Watch, ранее «лично возглавлял крупную кампанию по затыканию рта наблюдателям Совета по правам человека».

«С момента создания офис выполнял роль боевой собаки, которая действует от имени этих режимов, чтобы внести извращенное понимание санкций и прав человека в международно-правовой лексикон», — пишет Джимми Куин.

Весной 2020 года алжирца Джазайри заменила белоруска Довгань. По ее мнению, именно санкции, а не политика диктаторских режимов осложняют на подчиненных им территориях борьбу с болезнями, мешают доставлять гуманитарную помощь и в целом негативно влияют на здоровье. Заступается она и за тех, кто непосредственно попадает под санкции — силовиков, пропагандистов и других представителей режимов, так как они якобы лишены доступа к правосудию.

«Они очень негативно влияют на экономику государств под санкциями, равно как и на права лиц, которых они затрагивают. При этом надо отметить, что санкции влияют на весь спектр прав человека, начиная с права на жизнь, заканчивая экономическими и социальными правами… Вместе с тем их статус в международном праве отнюдь не однозначен», — рассказывала Довгань в 2020 году в интервью российскому Совету по международным делам.

Отчеты Довгань о санкциях «содержат много критики в адрес западных правительств и никакой критики в адрес авторитарных режимов, от имени которых она говорит», отмечает Куин. Да и в целом ее заявления «удивительно похожи» на заявления лукашенковского режима.

Именно на позицию Довгань ссылался председатель Федерации профсоюзов Беларуси Михаил Орда 12 июня 2023 года на 111-й конференции Международной организации труда (МОТ), когда голосовали за резолюцию, предусматривающую санкции против Минска за нарушение прав рабочих. Один из докладчиков написал письмо в МОТ, в котором говорилось, что их введение нарушит Устав ООН. На другой же конференции с ее участием ФПБ аж собиралась требовать от Евросоюза денег за санкции.

Не Беларусью единой

Режим Лукашенко, конечно, не единственный, за кого заступается Довгань.

Еще в ноябре 2020 года она призвала снять санкции с Катара и просила отменить ограничения против режима Башара аль-Асада в Сирии, поскольку они «могут помешать восстановлению гражданской инфраструктуры», «нарушить права человека сирийского народа» и в целом имеют большой негативный эффект «во всех сферах жизни страны».

В ответ специальный докладчик США по Сирии Джоуэл Рейберн подчеркнул: вина за трагедию в Сирии лежит на местном правительстве, которое вместе с иностранными союзниками «сбрасывало бомбы на больницы, школы, рынки и дома».

Что интересно, спецдокладчик ООН, хотя и входит в структуру Верховного комиссара по вопросам прав человека, во время своих визитов встречается только с представителями режимов и игнорирует представителей оппозиции, гражданского общества и независимых СМИ. По крайней мере так было в Венесуэле и Зимбабве в 2021 году и в Иране в 2022-м.

После визита в Венесуэлу Довгань заявила, что именно американские санкции усугубили экономический и гуманитарный кризис в стране. Правительство Венесуэлы приветствовало этот доклад, но оппозиция обвинила ее в игре «на руку режиму» Николаса Мадуро.

«Мы сожалеем, что докладчица ООН поддается пропаганде и рассказам, которые освобождают режим от его ответственности в чрезвычайной гуманитарной ситуации и нарушении прав человека в стране», — заявил бывший венесуэльский парламентарий Мигель Писарро.

«Так называемая спецдокладчица из Беларуси, одного из крупнейших в мире нарушителей прав человека, который также сталкивается с санкциями, вряд ли является честной посредницей. Ее маршрут — нагло однобокий — является явным индикатором того, что сценарий уже написан заранее», — отмечал британский академик из Зимбабве Алекс Магайса.

И был недалек от правды: как показал журналист-расследователь Гоупвелл Чиньон, Довгань просто скопировала часть своего доклада о Венесуэле и вставила в доклад о Зимбабве.

Какой прейскурант?

Статус спецдокладчика не мешает Довгань получать средства от тех режимов, которые она защищает от санкций. Так, в 2021 году ей перевели от Китая $ 200 тысяч, а также $ 150 тысяч от России и $ 25 тысяч от Катара. Организация UN Watch связывает выплату китайских денег с участием белоруски в форуме, который должен был опровергнуть «клевету» Запада относительно нарушений Пекином прав уйгуров.

«Они хотят, чтобы ее титул в ООН узаконил ложные и абсурдные рассказы диктаторов о том, что санкции против жестких режимов представляют собой нарушение прав человека», — заявил исполнительный директор UN Watch Гилель Нойер.

Он сравнил получение Довгань денег из Китая с тем, как бы департамент полиции Чикаго получал субсидии от Аль Капоне.

«Благодаря работе Довгань и других авторитарные режимы сумели использовать работу ООН в области прав человека в своих интересах, создавая легитимность своего правления в стране. Печально, что это подрывает работу, которую проводят другие эксперты ООН по вопросам прав человека для разоблачения зверств в Северной Корее, Венесуэле и, да, в Беларуси», — писал Куин.

По его мнению, «назначение чиновников с авторитарными симпатиями и склонностью к взаимодействию с медиа» свидетельствует об опасности того, что эти диктатуры будут иметь еще большее влияние в ООН.

Демократические силы против мандата Довгань

Павел Латушко, представитель Объединенного переходного кабинета (АПК) по вопросам транзита власти, в комментарии «Белсату» заявил, что Довгань не просто «личность, ангажированная с режимом Лукашенко», а «де-факто служит режиму Лукашенко».

«Сейчас ее деятельность на посту спецдокладчика ООН вышла на новый уровень, а именно — организацию целого «интернационала» самых людоедских режимов в их борьбе против ограничительных мер, которые применяют против этих государств за многочисленные нарушения международного права и прав человека», — отметил политик.

Тем не менее, по словам политика, создание такого «интернационала» подтверждает эффективность санкций, что они «работают».

Латушко подчеркнул, что «ангажированное с режимом Лукашенко лицо не может выступать в роли спецдокладчика ООН, то есть лица, которое должно быть независимым от какого-либо правительства или организации». Такие лица, как Довгань, вместо того чтобы стоять на страже защиты прав человека, «помогают разного рода антидемократическим режимам их нарушать и дискредитируют институт спецдокладчика ООН».

Представитель ОПК пообещал поднимать вопрос «несоответствия госпоже Довгань статусу мандата спецдокладчика ООН».

Читайте также:

Беларусь с группой диктаторских режимов пыталась через ООН осудить санкции против себя. Но даже Китай не поддержал

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?