Фото: euroradio.fm 

Фото: euroradio.fm 

Не взяли уборщицей в библиотеку

Марине 52 года, и случилось так, что в предпенсионном возрасте ей пришлось искать работу. По образованию женщина экономист, работала бухгалтером, но ее должность сократили.

«Устроиться на работу с карьерным ростом я не надеялась — не те годы. Подумала, что найду такое занятие, чтобы иметь побольше свободного времени и помогать старенькой маме, которая три месяца назад перенесла инсульт. Знакомые посоветовали: «Иди в библиотеку, там висит объявление, что нужна уборщица на полставки». Пришла, расспросили, где работала раньше. Сказали готовить документы. Я обрадовалась, но рано: назавтра позвонили и сказали, что я им не подхожу.

Мне было обидно, но и интересно, что случилось за ночь. Поэтому пошла переспросить, почему. Говорят: «У вас был штраф по политической статье, поэтому мы вас не возьмем», — рассказала Марина.

В 2022-м ее оштрафовали на 20 базовых величин за подписки в социальных сетях на интернет-ресурсы, признанные «экстремистскими». Как выяснилось, сообщил об этом прежний работодатель женщины. Никаких конфликтов на рабочем месте между ними не было, просто руководителю позвонили с просьбой охарактеризовать бывшую работницу. И предупредили, чтобы говорил правду о политических убеждениях своей бывшей подчиненной. Иначе, мол, у него будут проблемы «за сокрытие фактов».

Марина до сих пор в поисках работы.

Не взяли санитаркой в больницу

Еще в прошлом году дети называли ее Татьяной Александровной — женщина преподавала в школе историю. Но однажды прямо на урок пришли милиционеры и забрали учительницу — сначала в участок, где показали протокол о нарушении статьи 19.11 КоАП, а потом в изолятор временного содержания. Женщина попыталась подстраховаться, зная, что за распространение так называемых «экстремистских материалов» может попасть на сутки:

«Из милиции мне разрешили позвонить дочери. Я попросила, чтобы она написала заявление от моего имени на отпуск за собственный счет. Дочь администрация хорошо знала, так как она 15 лет назад закончила нашу же школу. У нее была доверенность, заявление она написала на вполне законных основаниях, его приняли. А меня и в самом деле осудили на 10 суток за «не те» подписки в «Одноклассниках». Когда я вышла, то сразу пошла в школу. Мол, я здесь, и готова работать.

Но мне сказали, что мое заявление порвали и выбросили, и что будет лучше, если я уволюсь по собственному желанию. Иначе уволят на основании положений школьного устава и трудового договора — там говорилось о моральном облике и обязанности учителя поддерживать государственную политику».

Уволившись, женщина уже твердо понимала, что больше ни в какую школу устроиться не сможет. И пошла туда, где люди нужны всегда — в больницу санитаркой, рассказала Татьяна:

«В отделе кадров мне сказали: «Ну, Александровна, берите анкету». Сразу дали понять мой новый статус. Решила потерпеть, чтобы не прерывался трудовой стаж. Со временем, подумала, найду что-то лучшее…

В анкете был пункт №8 «Политические взгляды». Я даже не знала, как ответить на такой вопрос. Мою анкету взяли, посмотрели: «Александровна, а что у вас с политикой не так?» Я честно сказала, что все так, но была статья, суд и «сутки». «Извините, — сказали мне, — такие работники нам не нужны».

Я растерялась: как так, санитарок же не хватает! Все, говорят, таких, как вы, приказано не брать. В больнице работает идеолог по кадровой работе, он всех проверяет по милицейской базе».

Работу Татьяна пока так и не нашла.

Не взяли в колледж мыть коридоры

Виктория искала работу несколько месяцев. И это стало проблемой, хотя сама она ни в каких политических делах не «засветилась», говорит женщина:

«В июле 2020-го я родила сына, и все протестные события прошли мимо меня — пока ребенок был маленький, я была занята совсем другим. Но в 2021-м за комментарии в интернете к двум годам «химии» осудили моего близкого родственника. Он уже освободился, но сейчас ни он сам не может устроиться на работу, ни я — так получается».

Виктория имеет высшее образование, и, как она сама говорит, «по знакомству» ее пытались устроить в колледж преподавателем иностранного языка. Но принцип «знакомства» дал сбой:

«Сына отдали в садик, я решила выйти на работу. Лучшим вариантом был колледж поблизости от дома. Правду говоря, родственники у меня есть разные — есть и достаточно влиятельные люди. Узнали, что в колледже есть вакансия, и меня попытались туда устроить.

Только ничего не получилось: я прошла собеседование, и мне сказали, что будут «проверять мою кандидатуру». Проверили. Выяснили, что один из родственников был на «химии», и не просто так, а «за политику». Таким образом, я не прошла идеологическую проверку».

Поскольку Виктория твердо вознамерилась не сидеть дома, а начать зарабатывать деньги, она хотела «зацепиться» за любую работу. И спросила, возьмут ли ее в колледж хоть кем. Сказали, что не возьмут. Даже техничкой — мыть коридоры. Поняв, что в государственное учреждение устроиться нет шансов, женщина начала искать место в частной фирме. Нашла, хотя и не сразу. Там идеологических проверок не устраивали, но Виктория на всякий случай никому не признается, что имеет родственника с политической «уголовкой».

Не взяли в дворники

«У нас небольшой город, работы особо нет. Посмотрев, что дворы метут преимущественно мужчины хорошо «после вчерашнего», я тоже решила попробовать. Дворником, а что? Работы я не боюсь, она будет преимущественно утром, а днем смогу заниматься другими делами — у меня есть хобби, которое иногда приносит деньги… Так я размышляла, увидев вакансию «уборщика территории» с окладом 550— 1000 рублей, как было написано в объявлении», — рассказала 37-летняя Елена.

Объявление давало учреждение, которое искало себе работника убирать внутренний двор. На удивление Елены, ее никто не расспрашивал о склонности к употреблению крепких напитков или о состоянии здоровья. Зато сразу спросили, есть ли административные взыскания. У женщины такое было: в этом году ее наказали арестом за несанкционированное пикетирование. Милиционеры нашли в социальной сети ее подруги фотографию за 2020 год, где они вместе стоят под бело-красно-белым флагом. Они были осуждены по арт. 24.23 КоАП. Подруга на тот момент была безработной, а Елене с работой пришлось попрощаться — женщину уволили якобы за прогулы.

Все это она рассказала новым работодателям. И пожалела:

«Я никогда не думала, что так может быть. Мне сказали: «работники нам нужны. Но мы лучше возьмем на работу алкаша, мелкого вора или даже бывшего уголовника, чем «политического». Алкашей много: уволим одного — возьмем другого.

А с тобой наживем проблем, ведь наше начальство сразу заинтересуется, что за женщину мы взяли — почему она, непьющая и не «алиментщица», пришла к нам на работу. Если расскажем, кого взяли, нам тоже хорошо «влетит». Так что алкашам — пожалуйста, а нормальным людям нельзя даже в дворники».

Кстати, мать Елены тоже не так давно потеряла работу. Ее уволили, когда руководство узнало, что она во время выдвижения кандидатов на президентский пост поставила подпись за Бабарико. Женщина работала уборщицей в столовой местного предприятия.

Читайте также:

«И все же решить кадровый вопрос пока не удается». Как в Барановичах искали кадры для предприятий

«Предлагаем 2000-2500 рублей на руки — закрыть вакансии некем». Бизнес не может найти работников

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?