С осени в Украине действует еще одно белорусское подразделение — «Танго-Ромео». Инициатива BySol проводит сбор денег для воинов новой единицы, они нужны на новые автомобили и дроны.

Радио Свобода поговорило с молодофронтовцем Алексеем «Оскаром» Войтеховичем, который воюет в Украине с самого начала войны. Он рассказал, что же такое «Танго-Ромео», а также о моментах, когда был максимально близок к смерти.

«Мы покинули батальон «Волат», но не рассорились с парнями»

«Танго-Ромео» — это одно из подразделений в составе интернационального легиона Украины под руководство Главного управления разведки Министерства обороны. В основном «Танго-Ромео» занимается поддержкой боевых подразделений при помощи тяжелого вооружения», — говорит Алексей.

Он не может говорить, сколько человек на данный момент в «Танго-Ромео» и кто вошел в руководство единицы. Тем не менее говорит, что большую часть составляют белорусы, а именно выходцы из полка имени Кастуся Калиновского, точнее батальона «Волат». «Оскар» не рассказывает, что стало причиной их выхода из ПКК.

«Мы перешли в интернациональный легион ГУР, так как это был наипростейший вариант, не надо было разрывать контракты. Нас просто перебросили из одного подразделения в другое. Мы до сих пор взаимодействуем и дружим с ребятами из батальонов «Волат», «Литвин», из БПЛА имени Никиты Кравцова, с 79-й бригадой, с группой «Афина». То, что мы вышли из Полка Калиновского, не значит, что мы со всеми рассорились, нет».

Операции от Северодонецка до Бахмута

Внимание привлекает название подразделения «Танго-Ромео». Откуда оно?

«По правилам фонетического алфавита НАТО нужно было взять название из определенного списка. У нашего командира и заместителя командира был спор: один хотел взять «Танго», другой — «Ромео». В итоге пришли к консенсусу и назвались «Танго-Ромео». У нас есть на примете одно белорусское слово для названия в будущем, но пока не скажу, какое», — говорит «Оскар».

Алексей «Оскар» Войтехович

Алексей «Оскар» Войтехович

О своих последних операциях воины «Танго-Ромео» говорить пока не могут. Алексей Войтехович подчеркивает, что большинство парней воюет чуть ли не с начала боевых действий.

«Мы участвовали в операциях от Северодонецка до Бахмута. Про последнюю нашу операцию я пока не могу сказать, где она проходила. Скажу только, что мы потеряли в боях двух наших побратимов. Мы выполняли задачи на первой и второй линиях фронта, прикрывая ребят. Что касается погибших, то это были отличные ребята, очень увлеченные делом, отдавали борьбе всех себя. К большому сожалению, их не стало».

«Оскар» говорит, что не делит задания на сложные и менее сложные, так как все задачи нужны, если их ставит командование.

«Максимально сложно мне было, когда мы стояли под Бахмутом и надо было часами смотреть в небо, чтобы вражеская авиация не залетела в наш сектор. Если же что-то залетит, то использовать оружие. Это действительно очень сложно: оставаться в сознании, не уснуть и при этом часами смотреть в небо, не проморгать».

«Меня контузило, но все обошлось»

Алексей Войтехович рассказывает, что уже дважды за время войны был очень близок к гибели.

«Первая история достаточно забавная. Она случилась на запорожском направлении. После дневного дежурства я отдыхал в блиндаже. Примерно в пять утра я проснулся от того, что услышал свист у моего правого уха, оглянулся и увидел, что в нескольких метрах от моего плеча в стене дыра от пули».

Алексей «Оскар» Войтехович

Алексей «Оскар» Войтехович

Вторая история случилась уже на бахмутском направлении.

«Я сидел в «секрете» (это замаскированный окоп, из которого ведешь наблюдение), время близилось к вечеру. Через минут 20-30 я собирался уже идти в блиндаж, и тут начался обстрел. В нескольких метрах от меня приземлились пара ВОГов (осколочный боеприпас. — РС) и 120-я мина. Меня тогда немного контузило, но все обошлось».

«Оскар» говорит, что на войне всем бывает страшно, но самое важное этот страх уметь преодолевать.

«Бахмут — это действительно ад. Нас направили туда, когда город еще был относительно цел и враг был далеко. Потом мы наблюдали из окрестностей почти разрушенный город, видели с холмов, как вывешиваются там вагнеровские флаги. Нередко можно было видеть, как погибало мирное население, которое не хотело выезжать».

«Нельзя все бросать на полпути»

Алексей рассказывает, что на сегодня самая главная проблема для подразделения — это автомобили, которые часто ломаются, требуют дорогостоящего ремонта.

«Мы ищем финансовую поддержку. Нам нужны новые машины. Также нам нужны дроны-камикадзе, тепловизоры, ночные визоры и т. д», — рассказывает «Оскар».

— Насколько трудно воевать зимой по сравнению с другими временами года?

«Зимой очень холодно; если ты плохо приготовился, то будешь часто мерзнуть. Зимой нужно по-другому маскироваться. Самые тяжелые периоды на войне — конец осени и начало весны, когда постоянно дожди, грязь, скользко. Нередко ребята получают травмы даже от того, что где-то поскользнулись».

Алексей Войтехович говорит, что хоть и воюет с февраля 2022 года, но физически не устал, только морально.

«Но надо продолжать, нельзя бросать все на полпути», — уверен парень.

Самой тяжелой утратой для себя он называет гибель Ивана «Бреста» Марчука и его группы под Лисичанском.

«Это тяжело, когда погибает человек, которого ты хорошо знал. Болезненно. Но приходится привыкать и к такому, ведь это война. Мы были готовы, что в любой момент с кем-то из наших может такое случиться».

Клас
41
Панылы сорам
3
Ха-ха
4
Ого
5
Сумна
12
Абуральна
8