Летнее утро в Илулиссате. Фото: Wikimedia Commons

Летнее утро в Илулиссате. Фото: Wikimedia Commons

Девушка окончила архитектурный факультет БНТУ и полтора года назад переехала из Беларуси в Гренландию. Здесь она отметила и свое 30-летие. Историей белоруски поделился телеграм-канал «Спадчына».

Девушка попала на застывший северный остров, ища работу по специальности в Дании. Как выяснилось, местный агрегатор вакансий собирает вакансии со всего Королевского содружества, в которое входят не только собственно Дания, но и Фарерские острова и Гренландия.

Гренландские пейзажи. Фото: телеграм-канал «Спадчына».

Гренландские пейзажи. Фото: телеграм-канал «Спадчына».

«В Данию меня даже на интервью не приглашали, а тут не только на интервью позвали, но и сделали предложение.

Поскольку в Гренландии найти специалистов очень сложно, то, чтобы было проще, им оплачивают переезд.

Не имею представления, во сколько это обошлось, но я летела через Турцию и суммарно была в пути более двух суток», — объясняет девушка.

Сегодня она живет в третьем по численности населения городе Гренландии — Илулиссате, где насчитывается всего 4600 жителей. Илулиссат расположен в 200 км к северу от Полярного круга.

Этот город является столицей самой северной коммуны Каасуитсуп. До 1996 года он носил датское название Якобсхаун, впоследствии был деколонизирован, получив инуитское название, которое переводится просто как «айсберги». 

Фьорды западного берега Гренладии. Фото: телеграм-канал «Спадчына».

Фьорды западного берега Гренладии. Фото: телеграм-канал «Спадчына».

Источником названия и основным туристическим интересом города является объект ЮНЕСКО — фьорд Илулиссат. Летом там бывают толпы туристов. Как говорит белоруска, в этом городке весь год намного больше активностей разного рода, чем в других городах такого размера.

Но найти жилье в небольшом городе не так просто. 

«В городе большие проблемы с нехваткой жилья, поэтому по приезду ты несколько месяцев живешь во временном жилье за счет муниципалитета. Когда твоя очередь на жилье наконец подходит, то ты переезжаешь и начинаешь платить за аренду. Аренда по датским ценам довольно дешевая.

Но если ты работаешь не в муниципалитете, а у работодателя нет жилья для сотрудников — это будет очень тяжелый опыт. Ведь сдача жилья частно — редкое и дорогое дело».

Городок Упернавик. Фото: телеграм-канал «Спадчына».

Городок Упернавик. Фото: телеграм-канал «Спадчына».

Белоруску пригласили работать в местный отдел планирования, где всего трое сотрудников. Как отмечает девушка, раньше было четверо, но сегодня коммуна находится в режиме экономии.

«Из-за того, что специалисты отдают предпочтение лучшему климату и пребыванию ближе к семье и друзьям, коллеги могут иметь самое разное образование.

Один из коллег — архитектор по диплому, который пару десятилетий работал в другой области, потом прошел трехмесячный курс городского планировщика. Вторая коллега — политолог и магистр в городском планировании, но ее образование невероятно гуманитарное. Бывшая коллега была вообще инженером по образованию», — объясняет ситуацию архитектор.

Застройка Илулиссата. Фото: Wikimedia Commons

Застройка Илулиссата. Фото: Wikimedia Commons

Вместе с гренландскими коллегами белоруска занимается в отделе планирования большим количеством различных дел, но основную часть работы составляют аналоги «детальных планов», которые нужно разрабатывать, координировать с политиками, отправлять на общественные обсуждения, править, публиковать и т.д.

Но также приходится координировать инфраструктурные проекты, организовывать проведение конкурсов на названия новых улиц.

Скромная природа Гренландии. Фото: телеграм-канал «Спадчына».

Скромная природа Гренландии. Фото: телеграм-канал «Спадчына».

Девушка объясняет, что сегодня жизнь в Гренландии сосредоточена на полосе земли между морем и льдом, которая за последние несколько тысяч лет успела оттаять. На заледеневшей части также есть жизнь — научные экспедиции и станции, но их координацией занимаются уже на более высоком государственном уровне. Проблем у острова много. 

«Хоть Гренландия и громадная, но населенные пункты росли там, где была хорошая рыбалка и охота, поэтому сейчас эти города имеют кучу проблем — где с нехваткой питьевой воды, где с местом для расширения, где просто с рельефом», — белоруска называет вызовы, с которым приходится работать.

Застройка Илулисата. Фото: Wikimedia Commons

Застройка Илулисата. Фото: Wikimedia Commons

«Инуиты раньше летом путешествовали и жили в палатках из кожи, а зимой собирались в постоянные поселения, где были здания из торфа. Палатки плохо сохраняются, торфяных зданий почти не осталось, а основной и самый заметный тип зданий — деревянные типовые домики на одну семью, довольно скандинавские по виду. Что у них не скандинавского — они почти всегда ярких цветов.

Многоквартирная застройка появилась уже только в 1970-е, и имеет невероятную высоту в три этажа (в других городах бывает иначе). Новостройки очень современные, но совсем не такие стильные, как прежняя застройка».

Современная архитектура в Гренландии. Фото: телеграм-канал «Спадчына»

Современная архитектура в Гренландии. Фото: телеграм-канал «Спадчына»

По мнению девушки, Гренландию нельзя назвать богатым регионом. Здесь ведется добыча полезных ископаемых и переработка рыбы, но значительную часть бюджета Гренландии составляют денежные выплаты от Дании.

«Ведется работа, чтобы это изменить, ищутся новые источники доходов, развивается туризм — но это очень сложно, так как население сконцентрировано по берегу острова, а Гренландия находится неблизко к крупным портам, и вся логистика стоит очень больших денег. Очень больших денег даже по датским меркам, а все, думаю, видели цены на жизнь в Дании», — объясняет девушка.

Вопрос самоопределения жителей острова белоруска называет суперсложным.

Илулиссат. Фото: Wikimedia Commons

Илулиссат. Фото: Wikimedia Commons

«Основное население острова — гренландцы-инуиты. У них свой язык, своя культура, и они долго были датской колонией, причем закрытой — добраться сюда недатчанам было сложно. После Второй мировой, когда Гренландия позвала к себе США с целью защиты, и инуиты увидели других иностранцев, не датчан, процесс отделения себя от Дании запустился.

Сейчас, например, изучаются возможности отделения от Дании, есть партии, в которых это прописано в программе. Но процесс идет очень медленно. Частично из-за того, что приблизительно 60% бюджета Гренландии — это «bloktilskud» — деньги, которые Дания и ЕС (хотя Гренландия вышла из ЕС) просто дают Гренландии.

Такую дыру в бюджете никто себе не может позволить. Проблема нехватки квалифицированных кадров не делает задачу легче». 

Льдины возле Илулиссата. Фото: Wikimedia Commons

Льдины возле Илулиссата. Фото: Wikimedia Commons

Гренландцы больше не воюют с природой за свое выживание, хотя жизнь у них не самая простая. Умеют местные жители и отдыхать, и, как отмечает белоруска, проводят время на острове очень разнообразно.

«Если говорить о вещах, которые непривычны для Беларуси, — ездят на собаках, много охотятся, много выходят в море порыбачить.

Традиционный гренландский большой прием гостей — кафемик (kaffemik) — также отличается от обычного, так как длится половину дня, а гости приходят на некоторое время: проводят время, угощаются и… уходят. Частично это вызвано и необходимостью — жилье гренландцев часто не очень большое, а друзей, родственников и знакомых всегда много».

Ночь в гренландском городке. Фото: телеграм-канал «Спадчына».

Ночь в гренландском городке. Фото: телеграм-канал «Спадчына».

То, что Илулиссат находится за Полярным кругом, белоруску не очень беспокоит.

«Здесь с конца ноября по 13 января не восходит солнце. Это не так страшно, в Минске тоже зимой можно месяц солнца не видеть.

Для меня тяжелее был полярный день, так как вот это было что-то действительно непривычное. А температура в -30 ℃ просто требует еще одной пары брюк. И терпения».

Гренландские пейзажи летом. Фото: телеграм-канал «Спадчына»

Гренландские пейзажи летом. Фото: телеграм-канал «Спадчына»

Среди вещей, которых ей не хватает на острове, девушка называет экологическую ответственность.

«Я была неприятно удивлена, что канализация выведена в море просто так, абсолютно без очистки. Конечно, если эта канализация вообще существует в городе.

Что мусор лишь недавно начали сортировать, и то только в крупных городах, а так его просто сжигают».

Наверное, наибольшая экзотика на острове — это сами белорусы. Белоруска слышала от коллег из других городов только об одном соотечественнике, который работает стоматологом, но сама с ним до сих пор не познакомилась.

Читайте также:

«Планируем работать на земле»: женщина в 53 года переехала из Латвии в Беларусь. Рассчитывает ли она на белорусскую пенсию?

Принимать душ нужно сидя на унитазе, а гинеколог предлагает уколоть ботокс. Белоруску удивляет жизнь в Южной Корее

«Шведы — это белорусы, у которых получилось». Белоруска рассказала, как Швеция возвращает ей самооценку

Клас
42
Панылы сорам
2
Ха-ха
0
Ого
9
Сумна
4
Абуральна
6