Как все происходило Валерий Томилин рассказал «Нашей Ниве»:

«Я познакомился с Яной в июле 2020 на пикнике. Мы как-то понравились друг другу, начали общаться, а потом она поехала в Брест, а я остался в Минске. Прошли выборы, мы немного виделись в сентябре, но потом я лежал в больнице по направлению военкомата, затем болел «короной»…

А потом Яну задержали. Это было 12 ноября: в тот же день убили Бондаренко, задержали Дедка и опубликовали то ужасное видео с ним… И еще задержали Яну. Фактически нормально провести время вместе мы не успели».

Но это не остановило парня. Он начал переписываться с Яной. Девушка отвечала.

«Я подумал: ну, подожду, пока она выйдет. Если честно, тогда не думал, что это затянется аж на два года. Но сегодня уже кажется, что это и не так много», — вспоминает Валерий. 

Предложения девушке, до того как ее посадили, он не делал. Говорит: «Не успели нормально начать встречаться, какое тут предложение». Но потом в переписке молодые люди решили, что если Яну осудят, в колонии они поженятся.

«Мы безусловно друг другу нравимся, хотим отношений. Но я человек уже взрослый, понимаю, что дистанционные отношения это одно, а потом корабль любви, как говорится, может разбиться о быт. Надеюсь, конечно, что этого не произойдет, что все получится. И она надеется тоже», — говорит парень.

С будущими тещей и тестем Валерий познакомился на суде по делу Яны. До этого они общались только в переписке.

Яна Оробейко во время суда

«На первом суде был такой прикол, что конвоиры не хотели пускать меня. Мол, и так много родственников, поэтому, если я хочу зайти в зал суда, то мать и отец должны выйти. И они согласились, хотя ради дочери ехали из Бреста на процесс, но вышли, дали мне возможность увидеть Яну. 

Когда они узнали, что мы поженимся, конечно, были рады. Мама Яны и бабушка писали мне сообщения вроде: «Я плачу, Валера!»

Мои родители тоже не были против, поддержали мое решение. Хотя они не видели ни разу саму Яну, но они знали, как я о ней заботился».

Единственный вопрос у родителей Валерия был насчет его решения взять фамилию Яны — и стать Валерием Оробейко вместо Томилина. 

«Я хотел избежать вопросов, чтобы четко было понятно, что мы супруги, при организации свиданий, при передачах, — объясняет Валерий. — Да и Оробейко — прикольная фамилия, столько букв «о», аж три штуки! 

За свою фамилию я не держусь. Про какой-то род, ценность его, тут говорить нельзя, потому что свой род я могу отследить только до деда, а потом всё теряется во тьме. Вот по материнской линии — там род, старая шляхта, Стебурако. Всеволод Стебурако, поэт, это же мой дальний родственник по деду. А по отцу, Томилины ничего о себе не знают. Может поэтому я так смело иду на смену фамилии». 

Само заключение брака состоялось в колонии. 

«Подаешь заявление, потом в назначенный день приезжаешь в ЗАГС, берешь там сотрудницу, везешь в колонию. Интересно, кстати, что пока мы ехали, женщина из ЗАГСа говорила мне: «Хорошая у вас пара! А то вот на прошлой неделе были такие странные: женщина мужа убила, а теперь снова замуж вышла. Правда, новый муж тоже сидел, его даже на свидание не пустили, потому что пьяный был». Я думаю: «Ого, романтика!»

Фото из фейсбука Валерия Томилина

Ну и в колонии заходим в маленькую комнатку для переговоров, там — Яна. Ответили на стандартные вопросы, сказали: «да!». Ну и затем: «Именем Республики Беларусь объявляю вас мужем и женой! Можете поцеловаться».

Мы поцеловались, обнялись, потом прошлись за ручку по коридору десять метров — это чудо просто! Затем Яну повели в колонию, меня — в направлении КПП.

Но, в принципе, весь персонал сегодня был какой-то очень приветливый. Я был в восторге от произошедшего, — рассказывает Валерий. — Но осадочек какой-то был, потому что все довольно непросто было устроить: полгода прошло от подачи заявления до бракосочетания. Потому что там кто-то долго нам отвечал, потом потеряли паспорт Яны…»

Сейчас Валерий в ожидании длительного свидания в колонии, где молодожены смогут нормально повидаться и провести время вместе. 

«Нам подписали заявление на свидание на 17 февраля. Но опять же, если какой-то оперативный сотрудник колонии будет доволен поведением Яны, то только тогда его разрешат. И эта неопределенность как-то дезорганизует, постоянные непонятные препятствия сильно давят», — говорит Валерий.

Политзаключенная по «делу студентов» вышла замуж в колонии. Муж взял ее фамилию

«Я возьму ее фамилию». Парень седьмой месяц носит передачи Яне Оробейко и хочет на ней жениться

«Из-за желтых бирок на одежде политических называют «цыплятами». Как живут в колониях осужденные по «делу студентов»

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?