— Причины для переезда были серьезные? Долго колебались — оставаться или нет?

— Причина отъезда была очень проста — безопасность. Сначала выехали на отдых в Грузию, а после друг пригласил в гости в Бельгию. Видя, что ситуация в Беларуси только ухудшается, решили остаться здесь на некоторый период.

— Почему именно Бельгия?

— Бельгия для меня понятна. Я ее открыл для себя еще 30 лет назад, когда вместе с другими белорусскими детьми поехал на оздоровление. После Чернобыльской катастрофы и распада СССР многие западные страны брали в семьи белорусских детей. Взяли и меня, так как был с загрязненной радиацией Могилевской области. С тех пор я чуть ли не каждый год посещал эту страну. В детстве даже три недели ходил в бельгийскую школу. Поэтому французский язык для меня не чужой. Сейчас только совершенствую его на курсах.

— Трудно было привыкнуть к новой действительности? Вы немного знали французский, а жена, дети? Языковой барьер — штука довольно сложная…

— Действительность всегда заземляет. Одно дело, когда ты живешь месяц в гостях и ни за что не платишь, и совсем другое — когда начинаешь самостоятельно за все платить и решать разные бытовые вопросы. Вся семья теперь учит французский. Для жены и детей этот язык совершенно новый, но на бытовом уровне уже присутствует элементарное понимание, как что сказать или кто что говорит.

— В сентябре ваша младшая дочь пошла в первый класс бельгийской школы, а старшая, если не ошибаюсь, в Беларуси окончила младшую школу, и ей пришлось адаптироваться к новым порядкам. Кто волновался больше — родители или дети?

— Да, младшую мы решили отдать в школу в Беларуси с семи лет, но в Бельгии все идут в школу с шести, поэтому она несколько месяцев походила для адаптации здесь в садик, дети из которого впоследствии перешли в первый класс.

Школа, кстати, уникальная. Преподают по методике Монтессори. Единственная такая бесплатная школа на всю Валлонию. Каждый день бесплатные супы, ведь рядом фирма, которая их производит и обеспечивает ими школу. Учится читать, играет, ходит дополнительно на танцы, которые частично оплатила на год местная коммуна. В целом здесь все очень просто: если нет денег собрать ребенка в школу, то школа поможет это сделать, в том числе оплатить коллективные школьные поездки. Мы об этом не знали, поэтому самостоятельно собрали дочь, однако по ценам все оказалось гораздо дешевле, чем в Беларуси.

Старшая тоже пошла в здешнюю школу — в шестой класс. Последние две четверти в Беларуси училась в частной школе онлайн, но очень устала от такого обучения, ведь ребенку нужно общение со сверстниками. Сейчас учится, адаптируется понемногу. Несмотря на французский язык обучения, показывает хорошие результаты. Когда по математике решила все 10 заданных задач правильно, то хлопал в ладоши весь класс, а когда написала тест по французскому языку, то оказалось, что сделала это получше, чем все в классе, на что учитель обратил внимание и сказал, что Ялина только пришла в школу, только начала учиться по-французски, но написала тест лучше, чем все присутствующие. Поэтому, надеюсь, французский язык для обеих дочерей будет дополнительным навыком.

Несмотря на это, мы все равно читаем и пишем по-белорусски и по-русски, учим белорусскую школьную программу, чтобы не выпадать из контекста.

Относительно адаптации детей сильно не волновались — на это просто не было времени, хотя опасения и были насчет того, как будет происходить обучение.

— А что с жильем?

— Живем в маленьком доме, который арендуем. Когда заканчивалась виза, то уже начали вывозить вещи в Вильнюс, так как планировали туда перебраться, там все-таки тоже родное место, однако остановились, когда увидели цены на тамошнюю аренду. Оказалось, что в Бельгии аренда дома была дешевле, чем трешка в Вильнюсе. Мы поразмышляли и приняли решение пока побыть здесь, ведь все-таки здесь есть семья друзей, которая невероятно помогла наладить быт и адаптироваться.

— Что для вас было самым сложным после переезда?

— Принять новую реальность и найти белорусское окружение. Сейчас наладили отношения с белорусской диаспорой Бельгии. Встречаемся, планируем совместные мероприятия. Это сильно помогает не забывать, кто ты, вокруг тебя есть люди, которым ничего не нужно объяснять о белорусской реальности.

Второе — это бельгийская бюрократия. Ее невозможно победить. Плюс она работает в таком щадящем лайтовом режиме, что твои вопросы могут решаться месяцами. О компетенции отдельных чиновников просто молчу.

— Как, кстати, в Бельгии относятся к эмигрантам из Беларуси?

— Бельгия многонациональная страна. Ежегодно принимает около 35 тысяч мигрантов. Белорусы в ней статистическая ошибка. В 2020 году всего в Бельгии было 4 тысячи белорусов. Внешне мы мало чем отличаемся от бельгийцев, по крайней мере до того момента, пока с тобой не начнут говорить по-французски. Но если и услышат акцент, то все равно будут относиться хорошо, ведь в стране три государственных языка, и, как правило, не все их досконально знают. У меня часто спрашивают: Может ты фламон (житель голландскоязычной части Бельгии)? С этой позиции двуязычие (белорусский и русский) в Беларуси в жизни не может быть практически реализовано — на одном пространстве может существовать только один язык. Поэтому либо белорусский государственный, либо русский будет навсегда…

— Бельгия — отнюдь не дешевая страна. Как решаете финансовый вопрос? Вы с женой нашли работу в Бельгии?

— Работаю, как и раньше, в белорусской действительности. Сложно, конечно, но этого хватает, чтобы свести концы с концами. Жена, если получается, подрабатывает в магазине цветов.

— Трудно было получить разрешение на работу?

— Разрешение дает местная коммуна. Нам его дали сразу, как зарегистрировались по собственному адресу. Знающие люди сказали, что это чиновники так ошиблись, но ведь бюрократия не может ошибаться, хотя прокалывается раз за разом. Но они это делают так спокойно и размеренно, что даже не находишь времени на них обижаться.

— На ваш взгляд, где дешевле продуктовая корзина — в Бельгии или в Беларуси?

— Мы уже оценили! Если следить за скидками в продуктовых магазинах и знать, что покупать, то семья из четырех человек может месяц прожить на 400 евро. Небывалая роскошь для Минска.

Многие продукты стоят либо столько, сколько в Беларуси, либо значительно дешевле. К примеру, кило картофеля фри стоит 70 центов, булка хлеба — 1 евро, 1 литр молока — 70 центов, 200 граммов масла сливочного — 2 евро, кило свиной вырезки по скидке — 5,5 евро, пачку вкусных мясных бургеров (10 штук) можно приобрести за 4 евро, томаты — 2 евро за килограмм. Банка пива — от 20 центов, 3 литра вина — 10 евро, пачка сигарет — 8 евро минимум, литр 95-го бензина — 1,55 евро. Последние позиции для полноты картины. Поэтому если бы не аренда и коммунальные, то жить можно.

Когда получили первую квитанцию за воду в 70 евро в месяц, то я начал добрым словом вспоминать минский горводоканал с его ценами.

Нам, белорусам, сложно понять, как жить нормально, ведь мы постоянно только и делаем, что пытаемся закрывать оперативные расходы, а излишков у нас с зарплат фактически нет. Тут же эти излишки есть. Средняя зарплата на семью, если работают двое, составляет около 5 тысяч евро на руки. Здесь, конечно, много разных страховок и дополнительных платежей, однако, даже покрыв их, в семье остаются средства, которые можно использовать как хочешь, не думая, как выжить. Моя мечта, чтобы у белорусов появилась наконец такая возможность. Плюс в Бельгии государство на каждого ребенка до 18 лет выдает около 150 евро ежемесячно. Поэтому собрать детей в школу или дать им с собой обед — не проблема.

— Кто в ваше отсутствие руководит партией? И вообще, что с партией? Кто-то из руководства БСДП остался в Беларуси, кто-то занимается партийными делами?

— У меня есть пять заместителей. Первый заместитель БСДП — Алексей Сигаев. Он решает все оперативные вопросы. Партия функционирует. Работают семь офисов. Хотя за пределы офисов выйти фактически не можем. Я тоже не сижу на месте — участвую в различных международных встречах.

— Насколько мне известно, некоторые члены БСДП также сейчас находятся в эмиграции…

— Несмотря на то, что часть членов президиума и ЦК не только за рубежом, но и в тюрьмах, партия в Беларуси сохраняет возможность организовать кворум при принятии решений по различным вопросам и организовать все мероприятия в соответствии с уставом.

— Готовится ли БСДП к парламентским и местным выборам?

— Если нас не ликвидируют как партию. Некоторые горячие головы из лагеря работников парламента и министерств анонсируют принятие нового закона «О политических партиях», который якобы поставит крест на демократической оппозиции. Это такая недальновидная политика! Это не об устойчивости политической системы. Мы всегда участвовали в выборах, несмотря на то, что понимали, как они выглядят в Беларуси. Тем не менее — что такое партия без участия в выборах?

— Сегодня мало кто из известных оппозиционных политиков остался в Беларуси. Как вы считаете, перемен можно добиться дистанционным путем?

— Все изменения придут из Беларуси. Дистанционно можно формировать образ будущей Беларуси, позитивную повестку дня и представлять интересы демократического сообщества в западных институциях, но не более того. У диаспоры нет главного — она не может из-за границы баллотироваться в парламент или местные Советы. Все это сводит ее роль к национально-культурному сообществу. Если ее еще по лидерам и партиям отсеять, то целостности никогда не будет.

— По новому белорусскому законодательству те, кто больше месяца находится за границей, оплачивают коммуналку по полной стоимости. Вам уже присылали новые жировки или у вас не осталось недвижимости в Беларуси?

— Так если светом и водой никто не пользуется, то и не за что платить. Другое дело, что если там кто-то живет. Пока плачу в привычном режиме.

— Сегодня в Беларуси почти все обсуждают тему ядерной войны. Есть ли такие тревожные разговоры в Бельгии?

— Возможно, в Брюсселе об этом на политическом уровне думают, а за пределами Брюсселя, особенно в Валлонии, думают о высоких ценах на электричество, воду и газ. Есть ожидание, что ситуация разрешится не в пользу России, Украина победит и украинцы вернутся домой, ведь в бельгийском обществе ощущается усталость от всего этого. Но косвенно здесь каждый дом имеет подвал. Мне на всякий случай показали, где будем прятаться от ядерного удара, но, если честно, здесь у всех бесконечная фиеста, и народ просто хочет дистанцироваться от всего этого фона.

— Игорь, а вы вообще планируете вернуться в Минск?

— Первым рейсом, как только политическая ситуация стабилизируется, остановится маховик репрессий и будет гарантирована безопасность мне и моей семье, потому что Беларусь прежде всего!

Клас
Панылы сорам
Ха-ха
Ого
Сумна
Абуральна

Хочешь поделиться важной информацией анонимно и конфиденциально?

12
Mar / Ответить
09.10.2022
Капитан должен покидать корабль последним. А получается, что заместители остались в Беларуси, а главный уехал в Бельгию.
Все убегают, даже те, кому ничего не угрожает. А потом из-за границы рассказывают о своей любви к Беларуси. Только получается, что любят они не реальную, а мифическую Беларусь, которая существует у них в воображении.
7
гобба / Ответить
09.10.2022
Маленький, уютный домик в Бельгии (издевательски ухмыльнулся) Чем не мотив) Колесниковой нары, а кому-то Канары
9
гоблен / Ответить
09.10.2022
Гэта як бежанцы зь Паўночнае Афрыкі зь меркаваньняў бясьпекі кіруюцца не на Балканы, не ў Латвію, а менавіта ў Нямеччыну Так і тут, не Грузія, а менавіта Бельгія))) Зь меркаваньняў бясьпекі, а як жаш
Показать все комментарии/ 21 /
Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, активируйте JavaScript в настройках своего браузера